Война, которой не было

Война, которую удается предотвратить в последнюю минуту, не является вещью, интересной для прессы. Это как «почти авария» между двумя самолетами в воздухе, новость, которой уделяется в лучшем случае минута в вечернем выпуске новостей, где-то ближе к концу. Летом 2018 года жизни десятков солдат и гражданских были спасены. Возможно, их час еще настанет — через год, два года или три. Но сегодня и завтра они здесь. Размеренная жизнь семей не разрушена, не выкопаны могилы, не звучат траурные речи. 

То, что говорилось про Нетаниягу много раз в прошлом, верно и сегодня: он не спешит отправлять солдат на войну, которая является бессмысленной, лишенной каких-либо целей, после завершения которой обе стороны возвращаются практически на те же позиции. Нетаниягу сумел убедить в правильности этой взвешенной и ответственной политики и своего министра обороны, который зашел на этот пост всего лишь два с лишним года назад и обещал быть Джеймсом Бондом, Рэмбо и Конаном-варваром одновременно. Трудно представить, скольких лягушек разных размеров пришлось проглотить Биньямину Нетаниягу и Авигдору Либерману во время переговоров с ХАМАСом, при активном посредничестве египтян, вокруг условий для прекращения огня и временного затишья. Нетаниягу знаком этот горький вкус, еще со времен сделки Шалита. Для Либермана это было первой пробой. Если хотите, экзаменом на аттестат зрелости. 

Эти два джентльмена справлялись с трудностями по-разному. Один просто исчез из поля зрения, пропал, опасаясь реакции своих правонастроенных поклонников, знаменитого «бейса». Глава правительства убежал от Твиттера, не подходил к Фейсбуку, и даже сумел заставить себя воздержаться от ролика для  Youtube. Как будто, если он не комментирует события, они вообще не происходят. 

Либерман избрал путь тотального отрицания всего и вся: мы не заключали соглашения с ХАМАСом, не согласились на формулу «тишина в обмен на тишину», нет прекращения огня; а открытие КПП Керем Шалом и расширение радиуса рыболовной зоны совсем не являются израильской реакцией на продолжительный период затишья на южной границе, самый продолжительный с 30 марта нынешнего года. 

Вопросы по этому поводу взрывались вновь и вновь, сталкиваясь с бронежилетом тотального отрицания Либермана. Сам министр чем-то напоминал мальчика, которого застали в его комнате, с футбольным мячом в руках и осколками вазы на полу, и тот при этом настаивал: «это не я! это не я!»

На правом фланге не скрывают своих разочарования и злобы. Там чувствуют себя преданными. Рупором «униженных и оскорбленных» выступает министр просвещения Нафтали Беннет. Более 130 дней воздушных шаров и змеев со взрывчаткой, десятки тысяч сожженых дунамов земли, массовые демонстрации возле разделительного забора, стрельба по солдатам ЦАХАЛа, сотни ракет в сторону пограничных с сектором Газы израильских районов — Израиль ответил на все это рядом послаблений и улучшений жизни для жителей сектора. Беннет хотел решить все проблемы на южном направлении раз и навсегда. Он представил в кабинете программу обуздания ХАМАСа без наземного вхождения в сектор Газы. 

Программа представляла собой предложение «сильного удара» по Газе. Если до сих пор ЦАХАЛ использовал примерно 5 процентов своего потенциала из 100 процентов возможностей, план Беннета использовать все 100% армейского арсенала. Этот план предполагал фактическое уничтожение ХАМАСа в Газе, и хороший вопрос, что осталось бы от Газы после подобного удара.  

И тогда — тогда он будет готов дать жителям Газы до полцарства и больше: морской порт, заводы, открытие КПП, любую экономическую помощь, которая потребуется. Нетаниягу и Либерман отвергли этот план на корню. Беннет в свою очередь уверен, что настанет час, когда его план будет будет вытащен из долгого ящика. По мнению Беннета, необходимо действовать сейчас, прежде чем ХАМАС восстановит свои арсеналы и еще более усилится в Газе. Нетаниягу и Либерман действуют иным путем. Министр просвещения рассматривает ситуацию в качестве политической возможности усилить свои позиции в кругах избирателей, сомневающихся между Ликудом, Еврейским домом и НДИ.

Тем временем он публично ругается с Либерманом, обвиняя того в капитуляции перед террором и предоставлении ХАМАСу приза за враждебную антиизраильскую политику. В свое время он вел похожие перепалки с Моше (Буги) Яалоном. Лишние мандаты в ходе этих обменов любезностями не нарисовались. С Нетаниягу Беннет предпочитает не связываться. Он смотрит на будущее правительство, в котором намерен потребовать себе пост министра обороны, который был ему обещан накануне предыдущих выборов. Для этого он тратит немало времени на разрушение боевого, последовательного и жесткого  (в прошлом) имиджа нынешнего министра обороны. Если это не поможет, то уж точно не навредит, а иногда нужно получать удовольствие, даже если о победе приходится только мечтать. 

Йоси Вертер, ХаАрец. И.М.
Фото: Оливье Фитуси, Офер Вакнин. Коллаж: «Детали».


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend