Власти Беларуси не хотят помнить о Катастрофе

75 лет назад, с 21 по 23 октября, нацисты расправились с оставшимися в живых узниками минского гетто.

Минское гетто существовало более двух лет. В нем, одном из самых крупных в Европе, содержались не только 55 тысяч евреев Минска, и не только 35 тысяч беженцев из других городов Беларуси: осенью 1941 года в Минск прибыли первые транспорты из Германии, Австрии, Голландии, Чехии, Венгрии, Франции, Польши, доставив еще 7 тысяч евреев, а всего к маю 1942 года, по разным оценкам, сюда свезли от 26,5 до 55 тысяч евреев из семи стран Европы.

«День памяти минского гетто», отмечаемый 21 октября – это еще и повод поразмыслить над тем, как в современной Беларуси хранят память о Катастрофе. «К сожалению, далеко не так, как она того заслуживает», — подчеркнул в беседе с «Деталями» доктор исторических наук Леонид Смиловицкий.

Он руководит проектом «История евреев в Беларуси» в Центре исследований диаспоры при тель-авивском университете. И утверждает, что трагедия белорусских евреев в годы Второй мировой войны не принимается официальной белорусской историографией, как неотъемлемая часть трагедии их страны.

— К сожалению, беларуские руководители считают, что сохранением памяти о евреях Беларуси должны заниматься сами евреи, и государство Израиль, — сказал «Деталям» доктор Смиловицкий. — У Беларуси, дескать, нет денег на насущные нужды, а тут еще евреи со своей историей!

Увековечение памяти жертв нацистского геноцида в республике осуществляется, главным образом, за счет иностранных спонсоров, частных пожертвований, помощи, которую оказывают потомки расстрелянных, живущие в разных странах мира. Официального запрета не существует, но и финансовой поддержки нет. Следовательно, ничего никуда не движется.

— В чем еще проявляется их «невнимание» к теме Катастрофы?

— В Беларуси нет ни одного научного журнала на тему Катастрофы. Нет ни одного спецкурса, нет кафедры истории белорусских евреев, нет государственного музея истории евреев Беларуси, нет государственного музея Катастрофы, не изучается история гетто. Не проводятся еврейские конференции, нет грантов, нет стипендий, нет академической темы в институте истории. До сих пор там не издано ни единого академического труда по истории Катастрофы евреев Беларуси.

— Но хоть что-то есть?

— «Историческая мастерская по изучению минского гетто» существует на немецкие деньги с 2002 года. Это культурно-просветительский центр, который одновременно занимается немного и научными исследованиями. Вот здесь, действительно, проводится серьезная работа. Но государство не имеет к этому отношения.

Эта мастерская находится на бывшей территории минского гетто, в историческом одноэтажном домике. Но вместо того, чтобы «широким жестом» подарить его общине, хотя бы как память о сгинувшем еврейском имуществе, его предлагают приобрести по рыночной цене: от 250 тысяч евро и выше. Немцы пока арендуют это помещение, выплачивая за съем 6 тысяч евро в год.

— Чем объяснить подобную позицию белорусской стороны?

— Я думаю, это происходит от неверного посыла, мол, не стоит делить жертвы нацистов на евреев и белорусов: ведь все страдали и гибли в годы оккупации! Там принято говорить о геноциде белорусского народа — и, тем самым, ставить знак равенства между террором и геноцидом. Происходит откровенная подмена понятий, хотя террор – это ответ на сопротивление местного населения, а геноцид – это планомерное уничтожение целого народа, от мала до велика.

При этом белорусы ссылаются на план «Ост», принятый в Рейхе еще до вторжения на территорию Советского Союза. В нем говорится: такое-то количество белорусов онемечить, такое-то отправить на рабский труд, такое-то количество выслать за Урал, такое-то истребить. Но на самом деле немцы никогда не убивали белоусов по этническому признаку!

В белорусских школьных учебниках Катастрофе до сих пор уделено всего полстранички текста.

— Не так давно открыли мемориал «Малый Тростенец» — в память о крупнейшем концлагере на территории Беларуси, который существовал в окрестностях Минска и унес жизни более 250 тысяч жертв…

— Однако здесь вы не найдете слова «евреи»! Это мемориал жителям Беларуси, там так написано. Здесь вы не увидите ни одного магендавида. Хотя здесь расстреливали также евреев – граждан Польши, Австрии, Германии, Чехословакии. По некоторым оценкам, там убили от 25 до 55 тысяч евреев. Словосочетание «иностранные евреи» есть, а «белорусские евреи» — нет.

Деньги на возведение мемориала дали немцы и австрийцы. А время для строительства власти выбрали самое неудобное – с октября по декабрь 2017 года, когда дождь, слякоть, снег. Пригнали бульдозеры, срубили под корень лес, как на заурядной стройплощадке при возведении жилого комплекса или промышленного объекта… Еврейская традиция запрещает подобное варварство: там, где могут быть могилы, требуется работать вручную, снимая землю осторожно, лопатками, слой за слоем. А это 34 места массовых захоронений! Археологов позвали в самый последний момент, и они буквально из-под бульдозерных ковшей извлекали уникальные предметы: фрагменты одежды, зубные протезы, монеты, предметы гигиены и косметики, какие-то кастрюльки, утварь… Нашли более двухсот перочинных ножиков…

— Так много находок?

— Да, много — около пяти тысяч предметов. Потому что евреев из Европы не раздевали — расстреливали, в чем были, бросали со скарбом. Потому и такое количество артефактов. Позднее, когда в 1943 году началась операция по сокрытию следов преступлений, немцы вскрыли места захоронения, останки сложили штабелями и сожгли, а пепел развеяли. До сих пор на территории мемориала под ногами можно увидеть белые вкрапления рассеявшегося пепла.

— Кто-то представлял Израиль на открытии мемориала?

— Должен был приехать президент Израиля Реувен Ривлин. Но когда ему сообщили, что там нет даже малейшего упоминания о евреях, он отказался приезжать, за что послу Израиля в Беларуси пришлось выслушать внушение. На церемонии в Тростенце присутствовали президенты Германии, Австрии, и президент Лукашенко.

Первые лица Беларуси, в отличие от руководителей других государств Европы, не часто посещают основные места Катастрофы. Например, мемориал «Яма», который находится в Минске на улице Мельникайте — здесь 2 марта 1942 года нацисты расстреляли около 5 тысяч евреев из гетто…

— Президент Лукашенко направил обращение к участникам памятных дней, посвященных 75-й годовщине уничтожения минского гетто, выразил свое горячее участие и сочувствие. И на том спасибо?

— Это хорошо. Но лучше бы правительство Беларуси выделяло бюджетные средства на сохранение и увековечивание памяти о погибших евреях, как это делается в России, Молдове, Украине или в странах Прибалтики.

Справедливости ради повторю: частная инициатива по сохранению еврейской памяти только приветствуется, никаких препятствий не чинят, архивы открыты. Работайте, пишите, публикуйте, но — за свой счет.

Евреев не стало, и память о них не нужна? Целый народ, живший здесь в этих краях сотни лет, ушел, оставив после себя идеи, достижения, имущество. Кому это досталось, разве не Беларуси? Но позиция многие годы не меняется: пусть Израиль, если хочет, выделяет средства на восстановление синагог, реставрацию кладбищ и сохранение местечек. Парадокс в том, что немцы заинтересованы в сохранении памяти о Катастрофе в Беларуси больше, чем власти Беларуси. Хотя в этом я вижу свою логику.

— Какую?

— Руководство Германии делает «прививку» немцам, чтобы у них не появился второй Гитлер. Они не желают возврата к прошлому, не хотят появления реваншистских настроений, неонацизма, и потому не пускают на самотек вопросы, связанные с историей. А у Беларуси ответ один: нет средств. В итоге белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, перебравшийся в новое здание в 2014 году, стоит полупустым. Историю пишут победители, но к науке это не имеет отношения.

Один пример: в упомянутом мною музее нет зала Катастрофы, только небольшая экспозиция. Почему? Нет места. Ведь всю военную технику, которая стояла под открытым небом в старом здании музея, тут поместили под крышу. Это 1.5 тыс. кв. м. из общей площади в 5,5 тыс. кв. м. Зато очень зрелищно! А евреи обойдутся.

Даже те материалы о Катастрофе, которые там представлены — из Яд ва-Шем, а не местные. Хотя фонды музея формировались с 1945 года.

И еще одна деталь, которая подтверждает все то, о чем я говорил: в зале музея можно увидеть крупную надпись, что из трех миллионов человек, которых Белоруссия не досчиталась к 1944 году, 1 547 000 – это мирные граждане и 810 тысяч — военнопленные. И все. А ниже, мелкими-мелкими буквами, в сторонке, словно приписано: 800 тысяч евреев. Вот и весь сказ.

Марк Котлярский, «Детали»
На фото: евреи Минского гетто на принудительных работах.
Фото:  Wikipedia commons Deutsches Bundesarchiv, Bild 183-N1213-361 / Donath, Herbert / CC-BY-SA 3.0

 

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend