REUTERS/Carlos Garcia Rawlins

Венесуэла, как южноамериканская Сирия

Ситуация в Латинской Америке продолжает накаляться и все более напоминает «предчувствие» сирийской войны. Аналитический журнал «Ближневосточный форум» опубликовал статью Дж. Юмира, посвященную Венесуэле. Каковы международные аспекты этого положения и как это связано с Израилем?

Структура венесуэльского кризиса аналогична предвоенной ситуации в Сирии. Хотя здесь есть свои особенности, которых мы коснемся позже. Гуманитарная катастрофа в Венесуэле началась с нехватки продовольствия и медикаментов, что вызвало народное восстание в прошлом году. Режим действующего президента Николаса Мадуро привел страну к гиперинфляции в 2600 процентов.

Сирия столкнулась перед гражданской войной с серьезной засухой, способствовавшей бурным протестам, которые начались в 2011 году. Так же, как Асад, президент Венесуэлы Николас Мадуро предпочитает силой подавить протесты и недавно прервал переговоры с оппозицией.

Уже есть предложение президента Трампа о возможном «военном варианте» для Венесуэлы, а недавно госсекретарь США побывал в пяти латиноамериканских странах, предлагая предотвратить крах страны.

Однако, по мнению аналитиков, любое военное вмешательство в дела Венесуэлы, должно учитывать влияние таких международных игроков, как Иран, Россия, Китай и Куба. Как и в Сирии, каждый из этих игроков имеет здесь свою роль и преследует свои интересы.

Здесь находятся более 30 000 кубинцев, многие из которых работают в разведке и службе безопасности.

Россия является основным поставщиком военной помощи для поддержки венесуэльских вооруженных сил. В Венесуэлу поступает 75 процентов от общего объема российских военных продаж в регионе, из которых более 11 млрд. долларов — доходы от продажи оружия. Компания «Роснефть» предоставила Венесуэле кредит в размере 17 млрд. долларов. С 2006 года Москва постепенно захватывает стратегические энерго-активы Венесуэлы.

Китай, благодаря займам на 23 млрд. долларов, является крупнейшим кредитором страны. Поэтому Пекин имеет мощные рычаги влияния. Его энергетические компании получают все большую долю самого прибыльного нефтяного месторождения в районе Ориноко. Взамен Китай финансирует многие социальные программы, что позволяет кое-как поддерживать режим на плаву.

Все возрастающей в последнее время является роль Ирана, который может действовать независимо. Исторически сложилось так, что множество сирийцев, особенно из района Ас-Сувейда, имеют тесные связи с Венесуэлой. Часть жителей, проживающих в Сирии имеют и венесуэльское гражданство. А по некоторым оценкам, в самой Венесуэле проживает до миллиона сирийцев. Эта сирийско-венесуэльская связь, по мнению аналитиков, может представлять собой подпольную сеть, управляемую Ираном.

Как и в сирийском конфликте, роль Ирана заключается в подготовке операций в гибридной войне, ведущейся против оппозиции. Силы, подготовленные иранцами, помогли подавить демонстрации против режима в 2017 году. Банды мотоциклистов из местной гражданской милиции, были натренированы членами иранской военизированной группировки «Басидж». Есть многочисленные доказательства того, что Венесуэла предоставила свои визы тысячам выходцев из Ближнего Востока.

Во многих отношениях Иран координирует свои действия, чтобы получить выгоду от экономического влияния Китая и военного влияния России. Например, Министерство обороны Ирана использовало различные совместные проекты с военной промышленностью Венесуэлы, а также российские и китайские нефтяные контракты с Венесуэлой, чтобы защитить себя от международных санкций.

Вместе с тем, наиболее значительное влияние Ирана заключается в развитии подпольных структур через свои прокси-сети, такие, как ливанская «Хизбалла». Она уже действует в горячих точках по всему миру. Силы «Исламской гвардии» тесно работают с «Хизбаллой», чтобы усугубить конфликты. Это сотрудничество является ключевым компонентом сирийской войны.

В Венесуэле тайные сети из Сирии и Ливана играют важную закулисную роль в развитии событий. Эти сети раскрыли венесуэльскому режиму секреты подавления протестов и усиления режима, опробованные в самом Иране, а также в Ливане и Сирии.

Как и в Сирии, Венесуэла сталкивается с гуманитарным кризисом, потоком беженцев, террористическими проблемами и сильным российским и иранским присутствием.

Однако, в отличие от Сирии, этот кризис находится гораздо ближе к США. Если не будут проводиться надлежащие проверки, то никто не выяснит, являются ли венесуэльские беженцы таковыми на самом деле или это члены трансграничной тайной сети между Латинской Америкой и Ближним Востоком.

Фактически Иран, Россия и Китай с помощью Кубы уже превратили Венесуэлу в Сирию Западного полушария. Это означает формирование новой глобальной парадигмы. В ней блоку НАТО фактически противостоит вооруженная и экономическая мощь России, Китая, Ирана и их региональных союзников во всем мире, в том числе на самом Западе. Фактически мир возвращается к ситуации, царившей до начала 90-х годов. Только вместо СССР сложилась новая ось из вышеназванных стран Евразии.

Для Израиля это значит, что в любой момент он снова превратится в поле битвы между сверхдержавами. И отчасти это уже происходит.

Владимир Поляк, «Детали»

На фото: демонстрация протеста в Венесуэле. Фото: REUTERS/Carlos Garcia Rawlins

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend