В рамках дела 3000 всплыла история с закупкой тридцати итальянских учебных самолетов

Как стало известно, в рамках дела 3000, связанного с процессом приобретения немецких субмарин, всплыла и история с закупкой тридцати итальянских учебных военных самолетов.

Посредниками в этой сделке выступили несколько израильтян, а также правительство Ливии.

Контракт о приобретении был заключен в 2012-м году, а последний самолет из списка заказанных поступил в Израиль буквально несколько недель назад.

Самолеты закупались у компании Aermacchi, которая год назад слилась с компанией Leonardo.

Общая сумма сделки составила 10 миллиардов шекелей. Она также включала встречные закупки итальянцев в Израиле.

Отмечается, что в январе нынешнего года, когда покидала свою должность главный контролер министерства финансов Михаль Овадья-Бонджо, она сообщила на пресс-конференции, что предотвратила выплату комиссионных за совершение крупной сделки в сфере вооружений. Это заявление прозвучало особенно актуально в свете расследуемой истории с подводными лодками, однако Овадья-Бонджо отказалась вдаваться в подробности.

Как предполагается, деньги, о которых говорил уходящий в отставку главный контролер, должны были поступить в карман израильского посредника, в прошлом высокопоставленного армейского чина.

В министерстве обороны, кстати, сообщили по этому поводу, что ведомство «не только не выплачивало никаких комиссионных, но и сам посредник не настаивал ни их уплате».

В свое время серьезные сомнения в совершении этой сделки высказывал председатель финансовой комиссии Кнессета Моше Гафни.

«Почему мы должны полагаться на министерство обороны и соглашаться с тем, что речь идет о хорошей сделке? — негодовал он. — Голосовать с закрытыми глазами и одобрить эту сделку? Зачем? Только потому, что мне позвонил генеральный директор оборонного ведомства и объяснял, что сделку надо утверждать, иначе возникнет кризис в отношениях с Италией?! Когда речь идет о таких огромных деньгах, то хотелось бы выслушать чиновников из министерства обороны и их аргументы, чтобы разъяснить ситуацию. У нас есть вопросы к ним. Представьте себе, что вдруг что-то пойдет не так, и потом спросят с тех, кто эту сделку одобрил».

Несмотря на это категоричное выступления, финансовая комиссия одобрила сделку. И сейчас оказалось, что Гафни был прав — вопросы, действительно, появились.

 

Размер шрифта

A A A

Реклама