В полиции настаивают: Задоров — убийца

«Я сплю спокойно по ночам, зная, что убийца Таир Рады, мир ее праху, сидит в тюрьме, и нет кого-то другого, кто ее убил бы. Шум вокруг этой истории — лишь пустые сенсации». Так отреагировал генерал полиции Нир Марьяш, который руководил полицейским округом Галилеи, когда в Кацрине была убита Таир Рада. Именно он вел следствие по этому делу с первой же минуты и вплоть до обвинения Романа Задорова, а потому ему, конечно, неприятны новые обвинения в халатности (если не в чем-то большем).

Дело в том, что на днях теперь адвокат Задорова Йорам Халеви представил данные экспертизы, указывающие, что найденные на теле убитой девочки волоски соответствуют профилю человека, ранее сообщившему, что убийство совершила его подруга в то время, как на ней была его одежда. Но прокуратура говорит иначе — что митохондриальная ДНК волоска, который был найдет 12 лет назад на теле девочки в Кацрине, может подходить не только этому человеку, но и, скажем, его маме, бабушке, всех дочерям бабушки и т.д. То есть, по словам прокуратуры, речь может идти о тысячах людей, которым этот тип ДНК подойдет.

«Сейчас из этой шумихи извлекают выгоду многие. Кто слышал об адвокате Йораме Халеви? Все, что он делает сейчас — фикция, созданная для того, чтобы получить несколько минут эфирного времени, — заявил в ответ Нир Марьяш. — Таир была убита в здании, где в то же время находился и Роман Задоров. Она сидела со своими подругами во дворе, и в определенный момент вошла в здание, где не было ни души, кроме Задорова, потому что ученики с ее потока уехали в тот день на экскурсию. Сегодня я могу раскрыть, что мы провели широкое расследование, выяснив, где находился в момент убийства каждый из жителей Кацрина и другие жители Кацрина. На месте, где произошло убийство, были только двое: Таир Рада, мир ее праху, и Роман Задоров».

Митохондриальный тест — один из видов генетических проверок, он устанавливает родственную связь по материнской линии, причем его можно сделать по волоску, лишенному корня. Но доктор Нурит Бублиль из Института судебной медицины считает, что говорить, будто эти данные «не имеют ценности» — очень большое преувеличение.

Нир Марьяш утверждает, что расследование проводилось тщательно, основательно и глубоко. Реконструкция событий показала, что убийца подошел сзади и зарезал девочку, почти не вступив с ней в физический контакт. «Потом уже на месте провели судебно-медицинскую экспертизу. Там были другие люди — сотрудники «Скорой помощи», полицейские, там могли даже мои волосы обнаружить!» Он напомнил и про другой тяжелый случай, когда убийца был осужден без применения экспертизы: вскоре после гибели Таир Рады была убита по дороге на работу 17-летняя девушка. Как выяснили следователи, ее убил бедуин из соседней деревни — вероятно, он пытался ее изнасиловать, она сопротивлялась, и он ударил ее камнем. «Это было очень тяжелое дело, но мы раскрыли его, и без судмедэкспертизы».

Другое мнение — у Хаима Садовского, который до 2009 года занимался делом об убийстве Таир Рады, как частный детектив, по заданию Давида Шпигеля, бывшего адвоката Романа Задорова. В молодости Садовский работал частным детективом. «Я оставил эту работу 42 года назад», — уточнил он. Но дело об убийстве Таир Рады заставило его вновь стать частным сыщиком. В интервью «Деталям» он сказал: «Задорова надо немедленно освободить!»

В свое время под давлением Садовского прокуратура опубликовала записи допросов Задорова, а также видеозаписи следственного эксперимента. Эти материалы вызвали немало вопросов о добросовестности ведения следствия. Из аудиозаписей допросов каким-то мистическим образом бесследно исчезли целые куски. На видеозаписи видно, например, что во время следственного эксперимента Роман Задоров направился в другой туалет, а не в тот, где произошло убийство. Но заботливый следователь подтолкнул его пальцем в правильном направлении. Израильское ТВ выпустило по этим материалам документальный фильм «Тень правды», в котором Садовский выступал в качестве главного эксперта. Фильм собрал небывалые рейтинги. И в марте 2009 года Садовский должен был выступать перед судом, как  свидетель защиты.

— Мое выступление должно было длиться четыре дня, — вспоминает он. – У нас было много материалов, которые не оставили бы камня на камне в версии прокуратуры!

Но Садовский не стал выступать — как он утверждает, под давлением прокуратуры. Теперь, реагируя на публикации о новой экспертизе, он говорит:

— Прокуратура утверждает, что эта ДНК может соответствовать 40 тысячам человек? Я даже не хочу входить в эти споры и разбираться, как передаются ДНК из митохондрии. Мне важен сам факт: эта ДНК не принадлежит Роману Задорову. Как и ни одна вещественная улика с места преступления. На теле погибшей девочки были найдены генетические следы трех разных людей. Их не удалось идентифицировать, но ни один из них не принадлежит Задорову. Так были отпечатки обуви разных людей, и ни один не принадлежит Задорову. Была ли это девушка, заявлявшая, что убила ее, или парень-ее сожитель, или его бабушка — какая разница? Очевидно, что это не Задоров!

В свою очередь, генерал полиции Нир Марьяш отвергает даже обвинения в том, что полиции надо было во что бы то ни стало кого-то посадить. «Не будем забывать, что до ареста Задорова был задержан другой человек — садовник, который работал на школьном дворе. Он находился у нас несколько дней, и только выяснив, что он не замешан, мы его освободили. Мы не пытались «пришить» ему это убийство, не хотели отправить невиновного человека в тюрьму, отбывать срок за убийство девочки».

«Причина скептицизма некоторых людей в том, что этот случай концентрирует все наши страхи. Дети, погибающие в школе — это кошмар», — сказал Марьяш.

Цви Зильбер, Роман Позен, «Детали». Фото: Ярон Камински. На фото: Нир Марьяш (2006 г.)

Использованы материалы Walla и ХаАрец.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend