Фото: Jeenah Moon, Reuters

В Питтсбурге мусульмане оказали помощь евреям

«Эта трагедия сблизила людей». Марша Шисман, сотрудница Jewish Healthcare Foundation в Питтсбурге, рассказала «Деталям», чем живет сейчас еврейская община города.

1 ноября, в Питтсбурге Роберту Бауэрсу будет предъявлено обвинение по двадцати девяти пунктам – за убийства, совершенные в синагоге «Древо жизни». А в минувший вторник на предварительные слушания преступника доставили в инвалидном кресле: его ранили при задержании. Все три врача, которые прибыли в синагогу, чтобы оказать помощь не только раненым, но и самому убийце, оказались евреями. Такова горькая ирония этой трагедии, потрясшей тихий и спокойный американский город

— В Питтсбурге между двумя общинами, еврейской и мусульманской, нет антагонизма, — рассказывает Марта Шисман. Jewish Healthcare Foundation, в котором она работает – некоммерческая благотворительная организация, занимающаяся оказанием медицинских услуг, образованием и исследованиями, помогающая людям из слабых слоев населения. — После теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года евреи повели себя в высшей степени тактично в отношении к мусульманам, поддержали их, давая понять, что не меряют всех одной меркой, разделяя отношение к террористам — и простым людям. Питтсбург вообще считается удивительно толерантным городом, в нем — девяносто одна религиозная община, объединяющая сторонников различных конфессий! И многие из них пришли на траурный митинг, который был организован местной еврейской общиной.

Казалось, что почтить память погибших собрался весь город. Выступали католики, адвентисты, протестанты, обратился с речью исполнительный директор Исламского центра Питтсбурга Уаси Мохаммед. По его словам, мусульманская община собрала для семей погибших около 200 тысяч долларов. Но важнее денег  были его слова. Я там была, видела людей, которые плакали, когда его слушали.

Он говорил, что мусульмане Питтсбурга готовы в эти скорбные дни не просто быть рядом с семьями погибших, а, если нужно, сопровождать их по дороге хоть в синагогу, хоть в магазин за покупками, и оказывать любую необходимую помощь, чтобы они не чувствовали себя одиноко. Уаси Мохаммед говорил, что дома мусульман открыты для местных евреев. Он вспомнил, что евреи Питтсбурга поддержали мусульман в трудную для них минуту, и теперь они готовы вернуть этот долг сторицей.

Это не было просто красивыми словами, поверьте. Мне кажется, что это совершенно нетипичная, в какой-то мере из ряда вон выходящая ситуация.

— Еврейская община Питтсбурга велика?

— Когда я только сюда приехала, около 30 лет назад, то насчитала в самом городе и в окрестностях – в радиусе до часа езды на машине — сорок одну синагогу. Это на сорок тысяч евреев. Сейчас их немного меньше, некоторые синагоги объединились.

Питтсбург — один из немногих городов мира, где в одном и том же районе могут уживаться, не ссорясь, хасиды, реформисты, консерваторы, прогрессисты… Здесь с уважением относясь и к другим конфессиям. К примеру, я хожу в реформистскую синагогу, а буквально в ста метрах от нее находится греческая церковь, чуть дальше — викторианский костел… Все рядом. Но я и в «Древе жизни» нередко бываю, ведь именно в эту синагогу меня привели родственники, когда я приехала в Питтсбург.

— Однако, при всем миролюбии еврейской общины Питтсбурга ее лидеры заявили, что в случившемся есть и доля вины Дональда Трампа…

— Я тоже считаю, что президент нагнетает соответствующие настроения в обществе, а почва благодатная — я встречала немало людей, которые свои экономические проблемы списывают на иммигрантов, обвиняя их в получении каких-то особых предпочтений. Хотя иммигранты, как правило, идут на любую черную работу. Я во многом согласна с президентом, но, по-моему, в своих речах он нередко перегибает палку.

Мой дальний родственник — полицейский, он был в составе полицейского наряда, прибывшего сразу на место происшествия. По его словам, когда они ворвались в зал синагоги, то увидели, что пол был буквально залит кровью, повсюду лежали раненые и убитые.

Убийца вел огонь из штурмовой винтовки, которая била очередями, как автомат. А после задержания у него нашли еще и три пистолета. То есть, этот человек хорошо подготовился убивать. Задумайтесь, что произошло: как выясняется, обычный, рядовой, ординарный человек может пойти в магазин и купить, никого не оповещая, оружие. Причем не охотничье ружье, чтобы охотиться где-то в лесу на диких зверей, а такое оружие, из которого в Америке уже не раз расстреливали людей! Более того, он может обойти с десяток таких магазинов, запастись стволами и боеприпасами, превратить свой дом в оружейный склад… И нигде не будет отмечено, зафиксировано, записано, где и что он приобрел – пока он не пойдет убивать. Нигде! Как такое возможно? Мы — технически оснащенная страна, все компьютеризировано, но в то же время у нас нет единой системы, позволяющей контролировать продажу оружия. Государство не видит, кто, когда и где приобретает оружие. Меня это очень удивляет.

Для Питтсбурга случившееся — трагедия небывалого масштаба. В Израиле у меня есть друзья и родственники, они мне рассказывали, как во время военных действий они, заслышав сирену тревоги, бегут в убежище. Они привыкли жить в состоянии опасности. Но здесь тихий город, ничего такого не происходит… Как рассказать детям, о том, что произошло? Как поддержать семьи погибших? Мы все еще не отошли от шока.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Jeenah Moon, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend