В Питере простились с израильтянином, создавшим уникальную врачебную методику

В Санкт-Петербурге прошел вечер, посвященный 95-летию Владимира Мазеля — музыканта, педагога и врачевателя. Он репатриировался в Израиль в начале 90-х, поселился в Холоне, преподавал. Его ученики играют сегодня во многих оркестрах мира.

Но кроме того, живя в Израиле, он разработал уникальную психофизиологическую гимнастику, не имеющую аналогов в мире. Многим людям она помогла избавиться от проблем, связанных с позвоночником.

Владимир Хананович Мазель скончался за несколько месяцев до своего 95-го дня рождения.

— Мы говорим о выдающемся человеке, вместившим в себя целую эпоху, о выдающемся библиофиле, знатоке старой книги и истории Петербурга, — сказала о нем в интервью «Деталям» Лилия Вишнякова, заслуженный работник культуры России. Она преподает в знаменитом питерском музыкальном лицее («Кикины палаты»), а в прошлом сама училась у Мазеля. — Это был блестящий преподаватель, воспитавший колоссальную плеяду учеников, выступающих по всему миру. И, наконец, врачеватель, чья уникальная методика помогла многим скрипачам вернуться к профессии, а затем, как оказалось, смогла помочь и тем, кто не имел отношения к музыке.

— Почему вечер его памяти решили провести именно в октябре?

— Владимира Ханановича не стало в конце мая нынешнего года. Летом проводить вечер не имело смысла, не удалось бы собрать всех участников. Но 14 октября ему исполнилось бы ровно 95 лет. Потому и выбрали этот месяц, чтобы воздать дань его памяти.

— Кого из выступавших вы бы отметили?

— Например, Сергей Столповских — молодой, но весьма известный скрипач, он учится в питерской консерватории, играет в оркестре «Классика». Он пришел к Владимиру Ханановичу с неутешительным диагнозом: врачи просто запретили ему играть на скрипке из-за проблем с рукой. По той же причине он не смог даже сдать государственный экзамен в музучилище имени Мусоргского. Полгода Мазель с ним работал, не переставая, полгода занимался его реабилитацией — и сумел-таки вернуть в строй!

— Как формировался «музыкальный портфель» вечера?

— Участники выбирали произведения сами. Скажем, Елизавета Захарова сыграла сонату собственного сочинения. Владимир Хананович много занимался с Лизой, шлифуя ее дарование. Тут разговор особый: у нее на 95% отсутствует зрение, врожденная болезнь, но играет она великолепно. Скрипачка Полина Красовская сыграла очень непростое произведение «Чакону» Баха, в составе набирающего мощь трио, куда входят виолончелистка Дарья Зимина из оркестра Мариинского театра и пианист Андрей Решетников.

— Инициатором были вы?

— Я и Полина Красовская, лауреат международных и всероссийских конкурсов. Причем с самого начала мы решили, что вечер, который в итоге состоялся 28 октября, должен быть построен таким образом, чтобы на нем выступали и ученики Владимира Ханановича, и те, кто его хорошо знал, и те, кого он просто консультировал, давал какие-то советы — иначе говоря, все, кто тем или иным образом соприкасался с этим человеком. Такое ощущение, что вечер прошел просто на едином дыхании. Показывали видео, где запечатлен Мазель, уроки, которые он проводил; выступали люди, обязанные ему не только профессией, но и своим здоровьем.

— А кто выступал с воспоминаниями?

— Уникальные люди. Марина Бакариус, хранитель фондов в музее-квартире Пушкина на Мойке, 12; архитектор Александр Раппопорт — отец знаменитой актрисы Ксении Раппопорт; один из старейших директоров музыкальных школ в Питере Михаил Питулько. Он познакомился с Владимиром Ханановичем в 1954 году, был чуть ли не первым его учеником; доктор наук, профессор Клара Шапиро, которая рассказала о «врачебной» стороне творчества Мазеля — о том, как, живя в Израиле, он разрабатывал свою уникальную методику, о том, как применял ее в Израиле, излечивая людей, а потом и в Петербурге сумел заинтересовать этой методикой ведущих сотрудников Института травматологии и ортопедии. В результате ему в виде исключения, а это просто небывалый случай, разрешили работать с пациентами и проводить специальные семинары для врачей. Причем его поддержал в этом заведующий кафедрой травматологии и ортопедии, доктор наук, профессор Николай Корнилов. А в Израиле, я знаю, Владимир Хананович несколько лет сотрудничал с Бар-Иланским университетом.

— Можно сказать, что вечер прошел, как и было запланировано?

— И да, и нет — многие импровизации удачно вписались в ткань вечера. Но главное, что на концерте присутствовали не только взрослые, но и дети, учащиеся музыкальной школы, и мне хотелось, чтобы они услышали не от меня, а от людей, которые знали лично Владимира Ханановича — людей высочайшей культуры, владеющих прекрасной питерской речью —  что это был за человек. Последний из могикан, аристократ духа; человек, любивший Петербург и любивший Израиль. Прожив здесь последние 25 лет, он при этом не забыл город на Неве. Мне хотелось сказать, что таких людей, увы, больше не будет. Но их надо помнить. И хорошо бы, конечно, такой же вечер провести и в Израиле. Я уверена, что людей соберется не меньше.

 

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Александр Раппопорт

На фото: участники вечера

тэги

Реклама




Send this to a friend