«В НДИ говорят, что они против, но ничего не делают»

Реальная угроза досрочных выборов заставляет коалиционных партнеров задумываться о компромиссах. В интервью «Деталям» председатель парламентской фракции «Кулану» Рои Фолькман рассказал о том, на что может согласиться его партия.

— Перед вылетом в Вашингтон премьер-министр назначил переговорную группу для разрешения коалиционного кризиса. В нее вошли министры Левин и Элькин из «Ликуда». Но создается впечатление, что «Кулану» не является частью этих переговоров?

— Мы участвуем в переговорах. Но давайте расставим все по своим местам. Прежде всего, мы не согласны связывать утверждение бюджета с принятием закона о призыве йешиботников. Бюджет не является нашим партийным требованиям. Бюджет необходим государству Израиль. В нем определены средства для решения жилищных проблем, для помощи молодым семьям, средства на здравоохранение, на уход за пожилыми людьми, на борьбу с бедностью.

Расписание голосований было согласовано с главой правительства и главами коалиционных партий, после этого проект бюджета был единогласно утвержден в правительстве. Поэтому мы не согласны увязывать вместе бюджет и закон о призыве. Мы требуем, чтобы бюджет был утвержден так, как об этом договорились, и это непременное условие.

Закон о призыве – это совсем другая история. Мы обязаны проголосовать за этот закон, как часть коалиции. У нас нет с этим особой проблемы – мы обязаны его принять. Была создана группа под руководством Ярива Левина, которая должна была разработать этот закон — но она ничего не сделала за полгода, а в последний момент обнаружилось, что нет никаких соглашений! У нас нет никаких проблем с принятием этого закона, но мы не хотим, чтобы он стал условием для утверждения бюджета.

— Но почему вы не хотите отложить обсуждение государственного бюджета на летнюю сессию Кнессета? Почему для вас так важно принять его сейчас?

— Это очень просто. Если бюджет не будет принят сейчас, он не будет принят никогда. Каждый раз голосование будут откладывать по какому-нибудь новому появившемуся поводу. Есть и вторая причина: очень многие бюджетные вопросы 2018 года связаны с бюджетом 2019-го. Поэтому, чтобы экономика могла развиваться, безработица не повышалась и все четко работало, нужно принять бюджет в запланированном графике. Если он не будет принят сейчас – это повлияет и на бюджет 2018 года, и на шансы утвердить бюджет 2019 года.

— Каким должен быть, на ваш взгляд, закон о призыве йешиботников? Какие принципы он должен выражать?

— В коалиционных соглашениях есть пункт, согласно которому мы обязаны поддержать закон, освобождающий йешиботников при определенных условиях от службы в армии. Я думаю, что нужно найти этому решение. Освобождение не должно быть автоматическим. На партии «Ликуд» лежит ответственность — создать профессиональную комиссию, которая способна выработать логичную формулировку закона.

— Но в коалиционном соглашении НДИ есть пункт, дающий ей право вето по вопросам, связанным с религией. Почему, подписывая коалиционное соглашение, вы не поставили такого же условия для себя?

— НДИ просто так вписала это в коалиционные соглашения. Они ничего с этим правом не делают. Мы, естественно хотим, чтобы закон о призыве йешиботников был принят в соответствии с позицией по этому вопросу Министерства обороны. Но я должен сказать, что НДИ не пользуется своим правом вето. Другая партия вышла бы из коалиции, если бы произошло что-то, противоречащее ее принципам. А что происходит с НДИ? Они говорят – «мы против!» – но ничего не делают. «Мы проголосуем против, как это было во время утверждения закона о супермаркетах, но у нас всего 5 мандатов, мы знаем, что закон все равно пройдет».

Когда Дери хотел провести закон, он заявил: «Если закон не будет утвержден, я выхожу из коалиции». Либерман из коалиции не выходит. Поэтому право вето – это политическая уловка, за которой ничего не стоит. У этого пункта коалиционных соглашений нет абсолютно никакой силы, и НДИ не прилагает достаточных усилий, чтобы предотвратить проведение законов религиозной направленности.

Возвращаясь к закону о призыве – я ожидал, что министр обороны откажется обсуждать законопроект о призыве ультраортодоксов, пока его министерство не даст профессиональные рекомендации. А если закон будет вынесен на обсуждение, то он выйдет из коалиции.

Ури Фолькман. Фото: Эмиль Сальман

— Но именно это он и говорит?

— Нет, он говорит другое. Он говорит: пусть закон пройдет, но не с помощью голосов НДИ. Точно так же, как это было в случае «с законом о супермаркетах». Он же не остановил закон! В чем смысл говорить – «я против», если ты знаешь, что закон проходит и без тебя, и ты его не остановишь? В случае с законом о призыве он может сказать, что хочет разработать закон, который будет соответствовать профессиональным рекомендациям, а не делать все для того, чтобы остаться министром обороны. А сейчас депутаты НДИ проголосуют против, и он останется на посту и получит одобрение прессы.

— Ваша партия в коалиционных соглашениях вообще не выставила никаких условий по вопросам, связанным с отношением религии и государства. Значит ли это, что вы поддержите любое предложение ультрарелигиозных партий?

Нет, нет и нет. Во-первых, мы поддержим то предложение, которое будет поддержано коалицией. И поддержим сбалансированное предложение, которое будет выглядеть логично, с точки зрения Министерства обороны. Но мы не можем заниматься всеми вопросами сразу. Мы занимаемся социальными и экономическими проблемами, а по теме призыва «Ликуд» и другие партии должны обозначить границы, а мы согласуем с ними нашу работу. Однако если коалиция, или Либерман, будут согласны с определенной формулировкой — почему мы должны вести эту войну?

Во-вторых, вы должны понять, что даже если НДИ голосует против, но Либерман остается министром обороны – это значит, что он согласен с предложенным законом. А мы поддержим любое логичное решение проблемы.

В-третьих, мы ожидаем, что будет предложена формулировка, согласно которой йешиботников не будут заставлять силой служить в армии, но они не получат неограниченного освобождения на всю жизнь. Однако определить, как будет выглядеть этот закон, должны глава правительства и министр обороны. Но пусть всем будет ясно, что любая формулировка, которая в итоге появится, будет представлена с согласия всех членов коалиции, даже тех, которые проголосуют против!

— Если закон о призыве будет поставлен на голосование в предварительном или даже в первом чтении, но перед утверждением бюджета – такой компромисс вас устроит?

— Это один из возможных компромиссов, которые уже обсуждаются.

— То есть, обойдемся без досрочных выборов?

— Я думаю, что досрочные выборы не будут объявлены.

Яна Брискман, «Детали». Фото: Эмиль Сальман


Партии НДИ отреагировала на публикацию «Деталей»:

«В данном материале содержатся утверждения, не соответствующие действительности. В коалиционном соглашении возможность наложить вето вообще не фигурирует. Поскольку весь материал построен на ложном постулате, он полностью искажает реальную ситуацию.

В соответствии с параграфом 36, все законопроекты, касающиеся взаимоотношений религии и государства, должны обсуждаться специальной комиссией. Если в нарушение коалиционного соглашения законопроект, выдвигаемый при поддержке правительства, не проходит упомянутую комиссию, то партия НДИ имеет право не подчиняться коалиционной дисциплине и голосовать против. Согласно параграфу 24, основные законы государства могут приниматься только при согласии всех коалиционных фракций. Если подобный закон поднимается на голосование вопреки согласию какой-либо фракции, она имеет полное право голосовать против. И это единственный инструмент, который может использовать фракция НДИ.

Хочется верить, что интервьюируемый искажает факты вследствие слабого владения материалом, а не преднамеренно пытается ввести читателей в заблуждение. Оригинальный текст коалиционного соглашения прилагается.

Следует отметить, что, в отличие от «закона о супермаркетах», в данном случае речь идет об изменении основного закона. Принятие подобного закона в его нынешней формулировке подрывает одну из главных основ существования государства. Поэтому, в случае его утверждения в окончательном чтении, НДИ проголосует против и выйдет из правительства«.

Публикуя текст реакции НДИ без сокращений, отметим сказанное в 36 параграфе: «Будет создана группа во главе с министром Яривом Левином, в которую войдут представители членов коалиции, по вопросам законодательства в отношении религии и государства. Законы, которые затронут эту тему, не будут продвигаться, не будут утверждены и не будут приняты, если их единогласно не утвердят представители всех коалиционных фракций. Если же вопреки этому такой законопроект будет подан, все члены коалиции проголосуют против него, и правило коалиционной дисциплины будет использовано для того, чтобы снять его с повестки дня, как в комиссиях кнессета, так и на пленарном заседании».

Смысл этой записи — в том, что любая коалиционная фракция вправе предотвратить продвижение законопроекта, касающегося взаимоотношений религии и государства. Более того, если даже только одна фракция в коалиции выступает против такого закона – остальные партнеры по правительству обязаны ее поддержать.

Что же касается основных законов, о них сказано в 24-м параграфе соглашения: новые основные законы или изменения в уже существующих могут быть представлены и продвинуты только с согласия всех коалиционных фракций.

Ранее на это указывала также НПО «Свисток». Можно по разному толковать понятие «блокирования закона», «вето» и других юридических терминов, но факт остается тем, на который указал и депутат Фолькман: фракция НДИ не выходит из коалиции, невзирая на нарушение ее партнерами коалиционной дисциплины и продвижение законов вопреки 36 параграфу соглашений — законов, с которыми, по многократным заявлениям партии, она не согласна.

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend