В Мурманске подожгли машину лидера еврейской общины

7 января в Мурманске, в ночь на православный праздник рождества, был подожжен автомобиль марки Land Rover лидера местной еврейской общины Ильи Рискина. Но, видимо, нанесенный ущерб показался злоумышленникам недостаточно значительным — потому что сегодня, 10 января, в три часа ночи машину подожгли вновь.

Илья Раскин сказал «Деталям», что никаких угроз до этого он не получал. Он считает инцидент антисемитской выходкой.

— Если не было угроз — ни в ваш адрес, ни в адрес местной еврейской организации — откуда тогда уверенность в том, что речь идет о проявлении ксенофобии, а не об обычном хулиганстве? И какой версии придерживается сейчас полиция?

— Хулиганство и вандализм, безусловно, присутствуют — у нас в области почти каждую ночь горит чья-то машина. Но их поджигают, как правило, в «безопасное» для злоумышленников время — в три или в четыре часа ночи, когда на улицах и во дворах нет ни души. А здесь машину демонстративно подожгли ровно в полночь перед рождеством, когда на улице были люди. Человек, гулявший с собакой, увидел пламя и пытался его потушить. Он и вызвал пожарных. То есть злоумышленник рисковал быть схваченным, но все равно совершил поджог именно в это время!

То, что я представляю еврейскую общину, и то, что это моя машина, и мой адрес — всё это ни для кого в городе не секрет. Полиция отрабатывает, вероятно, разные версии, но следователь, ведущий дело, признал, что с таким странным и рисковым поджогом он сталкивается впервые.

— Вы говорите, что теперь всерьез опасаетесь за безопасность своих детей и близких. Только из-за поджога, или есть еще какие-то прямые или косвенные признаки возможной опасности?

— Того, что случилось, вполне достаточно. Если в рождество пытались сделать из моей машины «рождественскую свечку», то на пасху, чего доброго, кровь пустят. Меня пугает демонстративность этого акта. Это не хулиганство и не разборки из-за бизнеса.

— Машина сильно повреждена?

— Пожар удалось потушить, но я пока «без колес», что при моей активности весьма неудобно. Кроме того, я планировал продать этот автомобиль, и теперь придется отдавать его намного дешевле. Но, как говорится, спасибо Богу, что взял деньгами!

— Если опасность реальна, почему бы вам не воспользоваться правом на репатриацию?

— Первый вопрос, который стоит перед любым потенциальным репатриантом — чем зарабатывать на жизнь? Я опытный юрист, консультант в области налогового, хозяйственного, корпоративного, земельного права. Но я знаю российское законодательство! Я защищаю права предприятий и предпринимателей, у меня здесь — репутация, клиенты, имя. Конечно, когда-то я ради интереса также научился водить трактор и управлять погрузчиком, но вряд ли это привлечет интерес израильских работодателей ко мне, не очень уже молодому человеку.

Безусловно, жить в Израиле, наверное, проще, чем на крайнем Севере. Но, сколь странным это не покажется, я люблю север. Уж очень в Израиле для меня, «арктического еврея», жарко.

Пока я рассчитываю на то, что наши государственные органы примут меры для предотвращения экстремизма. Хочу верить, что это не было системным явлением.

— Однако СМИ сообщали, что на стенах еврейского общинного центра и раньше малевали свастику?

— То была единичная выходка, которая привлекла к себе внимание. Полиция о результатах расследования не сообщала. Как правило, в Мурманске подобное могут учинить мелкие группы доморощенных нацистов или одиночки. Вообще про антисемитские настроения скажу так: в России, как и в других странах, отношение к евреям является индикатором того, удовлетворено ли местное население собственной жизнью. Во время кризиса обостряется «чувство национальной справедливости», начинается поиск виновных в собственном неблагополучии, в собственной неспособности изменить свою жизнь к лучшему и защитить свои права. А порой и власть, пытаясь отвести гнев населения от собственных дел, указывает преобладающей национальной группе на «виноватых». Ими традиционно оказываются евреи.

— Местный блогер Антон Благин, говорят, довольно открыто ведет антисемитскую агитацию?

— Им уже вполне успешно занимается прокуратура. После ряда судов он стал осторожнее в высказываниях, так как ему светит дело по рецидиву, а это может обернуться реальным сроком.

— Еврейская община Мурманска сегодня велика?

— В целом население области за годы, прошедшие с распада Советского Союза, сократилось на треть. Многие уезжают, особенно молодежь. Но сейчас декларировано развитие Арктики, вот и мы надеемся на перспективы роста и на появление «новых евреев». А пока евреев тут, на Севере, не много, да и финансов на то, чтобы содержать раввина, община не имеет.

— А что она имеет?

— Свой центр. Люди собираются, чтобы вместе встретить субботу. Проводятся праздники, мероприятия для детей, работает библиотека. Социальный состав разный, но, как правило, к сплочению стремятся люди одинокие и пожилые.

Местный благотворительный центр «Сияние Хеседа» уже много лет возглавляет моя мама, Диана Раскина. Мы поддерживаем постоянную связь с ФЕОР и «Джойнт». Но с принятием закона «об иностранных агентах», а также из-за экономического кризиса, финансирование общинных мероприятий значительно уменьшилось.

— Городские власти, как видно, никаких мер по вашим обращениям не принимают?

— Городские власти в российской системе местного самоуправления лишены полномочий по обеспечению правопорядка. Как и власти Мурманской области. Максимум, что они могут делать — пропагандировать и проводить мероприятия, направленные на рост межнационального согласия.

Мурманск, действительно, многонациональный и толерантный город. Поджогом моей машины полиция активно занимается. К сожалению, предотвратить действия экстремиста-одиночки крайне сложно. Но власти понимают, чем может закончиться раскручивание темы национальной и религиозной нетерпимости, и стараются с этим бороться, как могут.

Марк Котлярский, «Детали». На снимках: Илья Раскин. Фото предоставлено Ильей Раскиным

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend