В Израиле многие носители гепатита С не знают, что они больны

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)ическим вирусным гепатитом С в мире страдает около 71 млн. человек. Только в России количество больных составляет от 3 до 5 млн. В Израиле выявлены около 30 тысяч заболевших, из них только 3 тысячи получают необходимое лечение. Но проблема в другом: есть предположение, что в Израиле проживают около 140 тысяч носителей этого вируса. Лишь каждый четвертый из них знает, что страдает от этого опасного заболевания.

Одна из наибольших проблем, связанных с выявлением и лечением этого вида гепатита — высокий процент людей, которые не подозревают наличие у себя этой болезни, которую ВОЗ называет «бомбой замедленного действия». Коварство гепатита в том, что человек не замечает уже давно оказываемого ею разрушительного действия. Воспаление печени в ряде случаев становится хроническим, часто перерастает в цирроз печени или онкологическое заболевание.

Около 2 процентов взрослого населения Израиля страдают от этого заболевания. Среди новых репатриантов из стран СНГ этот процент в два-три раза выше, чем в среднем по стране.

— Гепатит С гораздо больше распространен в странах, когда-то входивших в состав бывшего СССР. В этой группе риска находятся также и все выходцы из Восточной Европы, — сказал «Деталям» профессор Эли Цукерман, возглавляющий организацию по исследованиям печени. — Причина в том, что заражение гепатитом случилось давно — 20, 30, 40 лет назад. В этих государствах тогда не слишком заботились о санитарных нормах, о гигиене, не пользовались одноразовыми шприцами. При массовой вакцинации использовалась одна игла для многих детей. Больным делали переливание крови по любому пустяковому поводу. А если и проводили санитаризацию оборудования, она была явно недостаточной. В общем и целом санитарные условия там были гораздо хуже, чем на Западе.

Если все дело в санитарных условиях, неужели в Марокко, Йемене, Ливии, откуда тоже прибыло немало новых репатриантов, санитарные условия в больницах были лучше, чем в бывшем СССР?

Нет, но дело не в этом. Но в восточных странах уровень распространения гепатита С гораздо ниже, чем в странах СНГ — там более, чем в России, распространен гепатит Б.

Но в Израиле сегодня сложилась несколько абсурдная ситуация: теоретически, мы можем сегодня лечить гепатит С у всех, и на всех стадиях фиброза, включая легкий вид заболевания. Тот, кто хочет лечиться — пожалуйста, нет препон! Ведь в Израиле все необходимые лекарства вошли в субсидированную корзину с января 2018 года.

Далеко не во всех странах имеются подобные возможности, и, тем не менее, в нашей стране живут 70 или 80 тысяч человек, которые могут или должны пройти курс лечения. Но официально диагностированы из них только 25 процентов!

— Но почему так происходит?

— Потому что в Израиле до сих пор не реализована программа проверки групп населения с повышенной опасностью заболевания этим видом гепатита. Сама программа существует, но до сих пор не работает. Это — люди, родившиеся в бывшем СССР, которым было сделано переливание крови до 1992 года, а также наркоманы и заключенные в тюрьмах.

Есть две основные группы, которые требуют нашего особого внимания. Первая — так называемые “спящие” больные. Они уже прошли диагностику, и мы точно знаем, что у них есть гепатит С, однако по тем или иным причинам они не получают необходимое лечение.

— И в чем причины?

— Их несколько. Иногда лечащие врачи не завершают проверку и не передают точные данные о состоянии пациента. Иногда пациенты и сами не заинтересованы в лечении. Или не знают, что должны пройти такой курс.

Каждая из больничных касс обязана ввести программу обнаружения “спящих” больных и предупредить каждого из них. Среди них есть люди, у которых болезнь находится в продвинутой стадии — значит, высок риск осложнений, возникновения рака печени и других тяжелых заболеваний. А если гепатит обнаружить в начальной стадии, мы можем приостановить его дальнейшее развитие.

— Насколько эффективно действуют больничные кассы в поиске таких больных?

— Лидером в данной области является больничная касса «Маккаби», которая уже три года системно ведет поиск “спящих” больных. Это частная инициатива самой кассы, которая распределила списки больных между районными центрами “Маккаби”, далее эти списки попадают в руки лечащих врачей, те связываются с пациентами и объясняют им, насколько важно пройти курс лечения. Существует там и система контроля над работой по обнаружению больных. Система работает, и последний год принес особо позитивные результаты.

В других кассах, к сожалению, пока не работают подобные системные программы, хотя подготовка в некоторых из них ведется. В северном округе мы использовали частную инициативу по обнаружению “спящих” больных. Подобные проекты должны быть системными, и я верю, что года через два все так и будет. Модель, по которой работает “Маккаби”, доказала свою состоятельность, и ее надо адаптировать для других больничных касс.

— Но она касается больных, которые все же находятся на учете в больничных кассах. А как быть с людьми, которые даже не подозревают о своем заболевании?

— Здесь у нас, действительно, имеется проблема. Ведь речь идет примерно о 75 процентах от общего числа заболевших…

— Это какое-то невероятное количество…

— Полностью согласен, непостижимое! Для них также разработана программа действий, утвержденная в апреле. Представители минздрава, больничных касс и больниц сошлись в том, что необходимы массовые проверки большого числа людей, находящихся в группах риска. Проблема на данный момент заключается в том, что в Минздраве затрудняются четко определить эти самые группы риска!

— Разве эти группы уже не определены? Вы же сами назвали их в самом начале нашей беседы!

— Определены, но Минздрав хочет внедрить так называемый “умный алгоритм”: они опасаются, что систему здравоохранения захлестнет большое количество пациентов, поэтому они пытаются как-то разбить эту большую группу потенциальных больных на подгруппы, по тяжести и степени развития заболевания, чтобы оказать первую помощь тем, кто больше всего в ней нуждается.

— А что из себя представляет сама проверка?

— На первом этапе — анализ крови. В случае возникновения подозрений будут проведены дополнительные проверки, чтобы определить тип вируса, оптимальный метод лечения и так далее. Но все начинается с простого анализа крови. Он стоит 37 шекелей, но прежде всего нужно определиться с группами риска.

Насколько я понял из объяснений представителей Минздрава, они хотели запустить пилотную программу на 1-2 года, понять, как это работает, потом провести работу над ошибками. Эта программа рассчитана на 10 лет. В Минздраве надеются запустить эту улучшенную программу уже в первой трети 2019 года. Но пока эти планы буксуют. А мне абсолютно все равно, какой умный алгоритм будет применен и появится ли он вообще. Начните уже! Время не терпит, оно работает против нас.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Нир Кафри

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend