Фото: Stoyan Nenov, Reuters

18 июня 1943 года завершилась депортация евреев из Софии

В еврейском ишуве Эрец Исраэль это сообщение вызвало настоящее отчаяние. Лишь за три дня до этого здесь состоялись всеобщая забастовка и массовые демонстрации, участники которых обратились к миру с требованием и мольбой остановить уничтожение евреев в Европе.

В газетах Эрец Исраэль в те дни писали о существовании лагерей смерти и уничтожении миллионов евреев в Польше. Газета «Давар» 10 июня со ссылкой на базирующийся в Лондоне штаб польской разведки сообщала, что немцы увеличили площадь газовых камер в Треблинке, и могут единовременно уничтожать 700 человек. В том же сообщении говорилось, что из 3-х миллионов польских евреев в живых остались лишь 300 тысяч. Теперь смертельная угроза нависала над евреями Болгарии.

Завершившаяся 18 июня депортация евреев Софии началась ещё в середине мая. За это время 27.000 человек были высланы из столицы Болгарии в трудовые лагеря, находившиеся в сельской местности. Ходили слухи, что далее евреев собираются на кораблях вывезти куда-то на восток, на оккупированную территорию Советского Союза. Болгарские крестьяне встречали депортированных довольно приветливо, но община жила в постоянной тревоге, готовясь к худшему.

Моше Джарси было шесть лет, когда его семью выслали из Софии. «Нам всем выдали жёлтые значки в виде «магендавида», — вспоминает он. – Мы отправились на вокзал, сели на поезд и поехали в город Провадия, это недалеко от Варны. У нас было только несколько чемоданов, все вещи мы оставили дома, в Софии. Я очень расстраивался, а мама успокаивала меня, и говорила, что мы скоро вернёмся, через неделю-другую. Провадия оказалась очень красивым городком. Горы, река, как в Швейцарии. Так я это запомнил. Но дома, конечно, было лучше. Еды постоянно не хватало. Я часто оставался голодным. И домой мы вернулись нескоро.»

Да, депортированные евреям Софии пережили немало тревог и волнений, им пришлось тяжко поработать в трудовых лагерях, но все они благополучно вернулись в свои дома. Болгары во главе с царём Борисом сумели воспротивиться давлению Германии, требовавшей от своих союзников окончательного решения еврейского вопроса.

Тем не менее, начиная с 1940 года, евреи в Болгарии подвергались гонениям. Тогда в стране был принят «Закон о защите нации». В Болгарии были запрещены смешанные браки, для евреев был введён комендантский час, хлеб евреям разрешалось покупать только в строго определенных пекарнях. Но всего этого нацистам казалось недостаточно. Хотя посол Германии в Софии Адольф Беккерле и предупреждал своё начальство о том, что подавляющее большинство жителей Болгарии не поддержит дальнейшие шаги, направленные против евреев.

Зимой 1943 года, год спустя после печально знаменитой Ванзейской конференции, в Софию из Берлина прибыла делегация во главе с хауптштурмфюрером СС Теодором Даннекером, ближайшим помощником Адольфа Эйхмана. Он потребовал от болгарских властей депортировать из страны всех евреев. 2 февраля соответствующее соглашение было подписано. Даннекер доложил в Берлин, что задание выполнено. А дальше произошло непредвиденное. Секретарь Александра Белева, комиссара по еврейскому вопросу, который поставил свою подпись под соглашением с немцами, сообщила о готовящейся депортации главе еврейской общины Болгарии.

Эта новость, мгновенно распространившаяся по всей Софии, не только не получила поддержку болгар (как и предсказывал немецкий посол), но вызвала гнев и возмущение. 24 мая – в День Кирилла и Мефодия в Софии состоялись массовые демонстрации в поддержку евреев. Синод Болгарской православной церкви решительно осудил действия правительства. Митрополит Софийский Стефан укрыл в своей резиденции главного раввина Софии. Протест против готовящейся депортации выразили болгарские писатели. 43 депутата Народного собрания Болгарии подписали петицию в защиту евреев.

Вообще-то, это просто невероятно. Военное время. Монархия, союзница гитлеровской Германии. Но решение правительства о депортации евреев вызывает здесь массовый протест, в котором участвуют и политики, и религиозные деятели, и простые граждане. И на фоне этой волны возмущения царь Борис пригласил к себе посла Германии и заявил: «Евреи Болгарии – мои подданные, и всякое их притеснение будет воспринято как национальное оскорбление».

Просто так это строптивому монарху не прошло. В августе 1943 его самого вызывали на ковер в Берлин. Личная встреча с Гитлером не заставила царя Бориса изменить свою позицию. По возвращении в Софию он скоропостижно скончался. Некоторые предполагают, что царь Борис был отравлен во время своего пребывания в Берлине.

Но смена власти в Софии ознаменовала собой ещё большее отдаление Болгарии от Германии. Комиссара по еврейским делам Александра Белева, подписавшего соглашение о депортации с Теодором Даннекером, вывели из состава правительства. В декабре 1943 года депортированным евреям разрешили вернуться в Софию. А 28 августа 1944 года болгарские власти отменили все принятые ранее антисемитские законы и постановления. Уже после этого, в сентябре 1944 года СССР объявил войну Болгарии, и советские войска вторглись на болгарскую территорию. В стране было создано новое правительство под руководством коммунистической партии.

Болгария — единственная страна, находившаяся в сфере влияния нацистской Германии, в которой еврейское население в годы войны увеличилось. За что народу Болгарии полагается высокая честь и низкий поклон. Евреям – гражданам других европейских стран пришлось, к несчастью, куда хуже. Депортированные евреи Софии уже вернулись в свои дома, а газовые камеры в немецких концлагерях продолжали работать ещё более года.

 

Размер шрифта

A A A

Реклама