В столичном горсовете не будет русскоязычных депутатов

Марина Концевая, которая три года занималась в столичном муниципалитете вопросами репатриантов и пенсионеров, в скором будущем оставит свой пост. Ее пятое место в списке Нира Барката «Иерусалим преуспеет», который он передал Зеэву Элькину, превратилось в седьмое после присоединения к ним людей Рахель Азарии. Но оно непроходное — в итоге удалось получить в новом горсовете всего два места. А среди шести мест списка «Пробуждение» Офера Берковича, в списке Моше Леона, да и в списках религиозных партий, которые прошли в горсовет, русскоязычных представителей нет.

Концевую подобная смена карьеры не расстраивает: она в любом случае рассчитывала в скором времени устроиться на платную должность в отличие от волонтерской работы в муниципалитете. Однако действующий мэр Иерусалима Нир Баркат попросил ее сначала помочь Элькину, который, как он считал, сменит его на этом посту.

— Я начала работать в предвыборном штабе Зеэва Элькина по просьбе еще действующего мэра Иерусалима Нира Барката. Он был полностью уверен, что победит Элькин, с которым он в последние три года достаточно плотно и успешно сотрудничал, — рассказала «Деталям» Марина Концевая. — Хотя вначале у них не все гладко складывалось. Потому что Баркат в свое время получил обещание от Нетаниягу, что никаких министров по делам Иерусалима в правительстве не будет. И, когда этот пост получил Элькин, Баркат был недоволен, что премьер не выполнил своего обещания. Но потом они договорились о совместных проектах, Элькин сумел собрать в городскую казну 4 млрд. шекелей, и они сотрудничали весьма плодотворно.

Идея Барката заключалась в том, что работу надо передать человеку, который с ней уже знаком. И был уверен в его победе.

— Почему же вы проиграли?

— Из-за слишком большой уверенности в победе многое не было учтено. Например, весь город пестрел плакатами Леона и Берковича. И нам все время звонили и спрашивали: «Ну, где же Элькин? Почему мы его не видим?» Однако почему-то на это не стали выделять большой бюджет, решили, что его и так знают. На самом деле, я считаю, это было колоссальной ошибкой. Ведь даже Йосеф Дейч, который вошел в гонку на самом последнем этапе кампании, тоже сразу завесил весь город своими предвыборными плакатами! Это работает!

Русскоязычный штаб возглавляла я. И «русская улица» голосовала активно — на избирательные участки пришли 24 процента избирателей, по моим данным, примерно из 28 тысяч. Хотя лишь немного меньше, чем в свое время проголосовало за Барката.

В день выборов были заняты 1600 человек, включая сотни волонтеров. Был общий штаб для работы с репатриантами из СНГ, из Франции (у нас в Иерусалиме их много, из последних волн алии), из США; а еще группа по работе в соцсетях, пресс-служба… все работали с энтузиазмом в полной уверенности в победе — и, по моему мнению, именно это нам и помешало.

— Партийная ячейка «Ликуда» пыталась как-то торпедировать продвижение вашего списка?

— Пикантно, что на самом-то деле команда «Ликуда» была очень сильно переплетена с командой Берковича. Они даже соглашение о передаче остатков голосов между собой подписали, чем удивили многих, потому что идеологически они совсем не близки. Впрочем, списку «Ликуда» это никак не помогло, настолько он был непривлекателен для электората, мягко говоря.

— И что в итоге?

— Я сама не расстроена — все равно хотела менять работу на другую, где, с учетом моего опыта, тоже смогу принести пользу. Но в целм картина довольно грустная. Что ждет Иерусалим, не очень понятно. Однако у нас, как всегда, остается надежда на Всевышнего.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Оливье Фитуси

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend