В чем смысл атаки на Верховный суд

Демократия не является диктатурой большинства: защита меньшинств и неуклонное следование процедурам в демократической системе не менее важны. В этой связи контроль судебной власти над работой парламента и правительства по праву считается основой нашей демократии. Логично предположить, что тот, кто пытается сегодня ослабить судебную систему, намеревается в перспективе сократить и наши гражданские права.

Надо признать, что кампания по дискредитации судебной власти, развернутая в последние годы, достигла немалых успехов и создала  Верховногу суду образ «угрозы государственной власти». Факты, что и неудивительно, говорят об обратном.

Борьба между ветвями власти является обычной практикой во многих странах. До «конституционной революции» Аарона Барака в начале девяностых годов прошлого столетия БАГАЦ отменил только один закон кнессета. Все изменилось в 1992 году, когда кнессет принял два основных закона: «Достоинство и свобода человека» и «Свобода занятий». Не вдаваясь глубоко в юридические нюансы, отмечу, что кнессет может нарушить основные права граждан только в исключительных обстоятельствах.

Злоупотребляет ли Верховный суд своими полномочиями по контролю за работой законодательной власти? Судите сами. Начиная с 1992 года и до начала второго срока на посту Нетаниягу в 2009 году, за 17 лет БАГАЦ отменил всего пять законов. Подчеркиваю — пять. Напомним, что в этот период включены первый срок Нетаниягу и два правительства покойного Ариэля Шарона.

С 2009 и до сегодняшнего дня, за девять лет непрерывного правления Нетаниягу, были отменены еще 10 законов кнессета, примерно один закон в год. «Потеря границ»? «Помеха устойчивости власти»? Все эти доводы противников БАГАЦа — не более, чем пустые слова.

В перечне отмененных БАГАЦем законов: закон о создании частных тюрем, освобождение от военной службы ультрарелигиозной молодежи, закон о налогообложении владельцев трех и более квартир (по причине нарушения процедуры принятия закона). Что касается нелегалов из Африки, то БАГАЦ всего лишь указал на несоответствие принятого закона основному. Депутаты кнессета могли бы изменить основной закон, но предпочли перевести ответственность на судебную власть. Это несравнимо легче.

При этом Верховный суд не мешает министрам и депутатам строить новые квартиры, бороться с бюрократией и дороговизной жизни, заниматься созданием условий для работы малого бизнеса и повышением пособий для пенсионеров. Верховный суд просто мешает нерадивым и коррумпированным политикам.

Факты доказывают снова и снова, что Верховный суд не торопится отменять законы кнессета и видит в этом крайний и нежелательный вариант. Так чем же закончится вся эта история с попыткой превратить БАГАЦ в слабую институцию с правом «совещательного голоса»?

Все еще помнят, как в декабре 2014 года Нетаниягу развалил правительство, уволив Лапида и Ливни, потому как, по официальной версии, «не смог провести закон о национальном характере государства Израиль». Что случилось за 3.5 года с тем законом? В принципе ничего. Можно с большой долей вероятности предположить, что та же участь ожидает и закон об ограничении полномочий Верховного суда. Доводы коалиции в его пользу не выдерживают никакой критики, желание убрать с дороги БАГАЦ — реальное, но Нетаниягу сегодня заинтересован только в одном — в досрочных выборах.

Владимир Белиак — специально для НЭП. Фото: Эмиль Сальман


Читайте также: Кнессету грех жаловаться на суд


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend