Фото: Albert Gea, Reuters

В чем ошиблись испанские спецслужбы

Около полумиллиона человек приняли в минувшую субботу участие в марше против террора. Шествие под девизом «Я не боюсь» прошло в Барселоне в память о жертвах терактов, случившихся в столице Каталонии на прошлой неделе. В колонне шли король Испании Филипп Шестой, премьер-министр страны Мариано Рахой, политики, общественные деятели и простые граждане страны.

По мнению генерал-майора запаса Ницана Нуриэля, бывшего главы штаба по борьбе с террором, массовые демонстрации или манифестации в Европе после крупных терактов — это обычное выражение общественной солидарности, за которой не стоит тотальное доверие силам правопорядка.

— Мы видели это и в Берлине, и в Париже. В сущности, это проявление общей боли, совместное социальное ощущение, что необходимо поступать именно так. За ним не стоит выражение доверия к правоохранительным органам, и это не означает, что страха нет.  Везде, где был тот или иной инцидент, люди опасаются. В любом месте эффективность служб безопасности измеряется результатами. Однако нет никакой слепой веры в то, что силы правопорядка смогут предотвратить любой теракт, — утверждает Ницан Нуриэль.

— Насколько ошибки сил правопорядка в Барселоне были критическими? И вообще, были ли ошибки?

— Можно говорить о трех аспектах, в которых силы правопорядка были недостаточно хороши. Испанцы в этом в открытую признаются, я, в частности, беседовал с людьми, связанными с ходом расследования.

Во-первых, террористическая ячейка, в которую входит от 12 до 14 человек, действовала почти в течение года, и не была обнаружена. Во- вторых, в район приехал новый имам, и никто не занимается мониторингом того, что он делает и что он говорит. И третье, пожалуй, самое важное, произошло после того, как у террористов случилась «производственная авария» и произошел взрыв в доме. Было расследование, но оно шло в уголовную сторону — речь шла о том, что, может быть, в доме была лаборатория по производству наркотиков или станция по незаконной продаже газа в баллонах. Террористическим аспектом никто не занимался, что дало ячейке возможность совершить теракт — пусть и не в соответствии с изначальным планом, но достаточно мощным и смертельным. 15 человек погибло, более сотни получили ранения.

— За последние дни в Брюсселе и Лондоне были задержаны жители этих стран, пытавшиеся применить холодное оружие против полицейских. Можно ли сказать, что так называемый «террор одиночек» постепенно достигает такого уровня, как у нас в Иерусалиме некоторое время назад?

— Террор подобного рода в Европе еще не достиг тех масштабов, которые мы, к сожалению, ощущаем на себе в Израиле, но динамика налицо. Волна растет, потому что есть соответствующая атмосфера, есть желание копировать тех, кто уже что-то совершил. К призывам главарей «Исламского государства» (тех, кто еще жив), прислушиваются, и они имеют большое влияние среди их сторонников в Европе. Поэтому, кстати, высказывание посла ЕС в Израиле слишком претенциозно и не соответствует реальности.

— В Брюсселе ответственность за теракт взяла на себя организация «Исламское государство», да и попытку теракта в Лондоне можно рассматривать как желание нанести удар по символам власти.

— Нет сомнения в том, что в Европе спектр террористических угроз постоянно расширяется, главным образом, на фоне поражений ИГИЛа на Ближнем Востоке. «Террор одиночек» везде имеет одну основу: человек получает немалую дозу подстрекательства, у него возникает понимание, что только он может «спасти» положение. На профессиональном языке мы это называем «from Zero to Hero» — человек, живущий с ощущением, что его жизнь ничего не стоит, что общество его практически не принимает, может сделать что-то, по его мнению, значительное. Разумеется, при помощи холодного оружия, автомобиля или, по возможности, огнестрельного оружия.

По моей оценке, мы увидим на улицах европейских городов в ближайшие месяцы немало террористических актов самого разного рода: с применением ножей, транспортных средств и взрывных устройств. В Европе у ИГИЛа есть немало последователей, и, несмотря на всем меры, которые применяют службы безопасности, такого рода замыслы по-прежнему относительно просто реализовать. В этом аспекте я настроен менее оптимистично.

Правда, рассматривать происходящее надо в соответствующей пропорции — пока все ограничивается спорадическими нападениями с небольшим количеством легко раненых, то ситуация не так ужасна. Надо отметить, что органы правопорядка научились нейтрализовать нападавших довольно быстро, копируя наш израильский опыт. С нападавшими теперь не церемонятся — в них просто стреляют, определив цель. Эти изменения произошли в течение последних нескольких месяцев, в немалой степени благодаря тому, что европейцы наблюдают и за происходящим у нас.

Я уверен, что наше западное общество сильнее исламского террора, и ему нас не победить.

Олег Линский, «Детали». Фото: Albert Gea, Reuters

Размер шрифта

A A A

Реклама