В «Аводе» продолжается внутренняя борьба

Барак мог помогать Габаю планировать изменения, которые новый председатель хочет внести в устав «Аводы». Источник «Деталей» называет имя Барака в числе трех бывших глав этой партии, с которыми по данному вопросу консультировался Габай.

Именно Эхуд Барак убедил Ави Габая в необходимости внести изменения, которые, если будут утверждены, не только позволят главе партии руководить ею почти единолично, но и дадут ему возможность бронировать места для двух подходящих ему кандидатов в первой, а еще для двух – во второй десятке партийной предвыборного списка.

Теперь активисты ждут созыва партийной конференции, к которой новый председатель обратится с просьбой расширить свои полномочия. Впрочем, как сказал в интервью «Деталям» участник конференции партии «Авода» Лемуэль Меламед, ничего из ряда вон выходящего в процессах, происходящях в партии, нет.

— Новый глава партии всегда пытается застолбить за собой какие-то возможности. Партия демократична, а потому сила проявляется в том, сколько у тебя людей и как ты можешь влиять на партию изнутри. А у Ави Габая необычный статус — он не является депутатом, поэтому ему нужно вдвойне более активно укреплять свой статус в Аводе.

Мне эта процедура внесения изменений видится совершенно обычной. Вспомните предыдущие выборы. У каждого лидера партии было право бронировать места для тех людей, не являющихся членами партии, но обладающими электоральным весом. Например, профессор Эммануэль Трахтенберг вообще не баллотировался на праймериз, однако Бужи Герцог счел, что его присутствие в списке привлечет к Аводе какой-то новый электорат, привлечет внимание избирателей.

— То, что Габай был избран, само по себе говорит, что он пользуется определенным влиянием и поддержкой членов партии — но каковы его отношения с нынешними депутатами Кнессета? Насколько стабильны его позиции, и как его решения о бронировании мест могут изменить внутренний расклад в самой партии?

Его статус вообще-то базируется на силе бывшей главы партии «Авода» Шели Яхимович. По большому счету, сам он как личность в партии не очень известен только присоединился, новичок, досконально его никто не знает. Он привел с собой много людей, которые вообще не были связаны с партией «Авода». Теперь на него смотрят, к нему присматриваются. И члены партии, и активисты, для которых этот активизм это их жизнь, смотрят с легким недоверием на него и на те изменения, которые он предлагает ввести. Сейчас, конечно, еще рано о чем-то говорить, потому что нет выборов в Кнессет, и нет праймериз на депутатские места для кандидатов от Аводы. Пока это лишь какие-то внутрипартийные игры, без серьезного влияния на партийную жизнь.

— То, что Габай оставил Ицхака Герцога на посту главы оппозиции, как-то повлияло на восприятие его однопартийцами? Или этот тактический ход не имеет влияния в долгосрочной перспективе?

На мой взгляд, этот шаг будут изучать на кафедрах политологии. Пример очень интересный  человек проиграл, но все равно остался главой оппозиции. Я считаю, что Ицхаку Герцогу сохранили эту важную позицию только из-за того, что процедурно назначить кого-то другого было бы очень тяжело. Для того, чтобы сменить главу оппозиции, необходимо иметь не только большинство в самой партии, а ведь Авода это самая крупная оппозиционная партия. Но еще новая кандидатура должна быть утверждена другими фракциями оппозиции. Поэтому этот шаг был связан с процедурой, и он ни плюсов, ни минусов в «копилку» Габая не добавляет.

— То есть Габаю придется много и тяжело работать, чтобы «доказать себя» в собственном политическом лагере?

Совершенно верно. Но я бы хотел внести ясность в один аспект внутрипартийной жизни, который журналисты неверно интерпретируют. Это касается отношений между генеральным секретарем партии и ее главой. Ави Габай предложил внести изменения во внутренний устав партии «Авода», и эту тему очень акцентирует генеральный секретарь Эран Хермони. Он, кстати, тоже не является депутатом Кнессета.

Согласно уставу, генеральный секретарь, даже если он был избран на этот пост, не считаясь депутатом, получает бронированное место в списке партии на выборах. И этот вопрос начал обсуждаться — зачем нам бронировать 7 место, давайте подвинем? А Хермони «запустил волну», в соответствии с которой действия Ави Габая, якобы, направлены против него лично.

Но это просто буря в стакане воды, которую подхватили журналисты. На самом же деле человек просто хочет, чтобы его не трогали. Он хочет стать депутатом, получив 7 место в списке. Но лидер партии, особенно тот, кто хочет себя в ней зарекомендовать, вправе проводить вносить изменения в процессы, в том числе  и в порядок бронирования мест.

— Комментарии Габая по поводу различных дел, связанных с именем премьера, его участие в еженедельной демонстрации напротив дома юридического советника в Петах-Тикве — все это призвано помочь ему завоевать внутрипартийные симпатии. Это тактически верные ходы, или он, как лидер оппозиционной партии, просто уже не может их избежать, не может не воспользоваться такой ситуацией?

— На мой взгляд, это верный шаг. Он должен присоединяться к протестам, потому что оппозиции нужен лидер. Но пока Ави Габай  очень странная личность. Он пришел в левый лагерь из правого лагеря, и его позиции до сих пор непонятны. Он обязан их прояснить, демонстрируя и свое отношения к протестным акциям, направленным на смену нынешнего ультраправого правительства. Его участие в акциях может упрочить и его статус лидера оппозиции. Пусть даже де-юре таковым и считается Герцог.

Олег Линский, «Детали». Фото: Оливье Фитоуси

Размер шрифта

A A A

Реклама