Арабо-еврейский театр: «Шахид» значит «жертва»

Из окон красивого старинного здания на холме, на самой границе исторической части старого Яффо, открывается захватывающий вид на море. В этом особняке обитает арабо-еврейский театр. Тот самый, которому Минфин сейчас может сократить финансирование за нарушение «закона о Накбе».

— Мы получили это здание в бесплатную аренду от тель-авивского муниципалитета, именно благодаря концепции, в рамках которой мы работаем, — рассказывает руководитель театра Игаль Эзрати. — 25 лет назад вместе с Габи Эльдор, актрисой, режиссером и критиком, мы основали этот театр. А спустя 5 лет мы познакомились с профессиональным арабским театром «Аль-Сарайя» и решили объединить наши силы.

Мы — деятели искусств и граждане с активной политической позицией. Мы работаем на стыке двух культур, еврейской и арабской, стараясь познакомить и тех, и других как с собственным наследием, так и с традицией соседей. Что может быть естественней для Тель-Авива-Яффо, города со смешанным населением? Поэтому, когда мы представили свою концепцию в муниципалитете, к нам отнеслись с пониманием.

— Каков ваш репертуар?

— Самый разнообразный. Есть пьеса по Шаю Агнону, если угодно, можно назвать ее сионистской. Только что осуществили совместную постановку с немецким театром — рассказ о жизни еврейской семьи в Германии с начала XX века до Второй мировой войны. Есть спектакль об эфиопской общине, и о положении женщины в семье выходцев из стран Востока, живущей на периферии.  Кстати, это ведь излюбленная тема Мири Регев! «Тысяча и одна ночь», поставленная 6 лет назад совместно с «Габимой», до сих пор пользуется популярностью. Так что обвинения в том, что мы продвигаем только палестинскую тему, совершенно беспочвенны.

Сейчас в репертуаре театра свыше десятка спектаклей на арабском и иврите, в которых заняты известные израильские актеры. В их числе — актер и режиссер Норман Исса из Хайфы и певица Мира Ауад. А недавно мы привезли в Кирьят-Гат спектакль о легендарной египетской певице Ум Культум — ее роль исполнила Галит Гиат. С этим спектаклем мы уже три года колесим по всей стране, но в этот раз зал на тысячу мест был переполнен, спасибо Мири Регев, подсобила! С тех пор, как она  выступила против нас, продажа билетов пошла вверх!

— Но ведь ваш театр уже не впервые привлекает внимание Минкульта?

— Два года назад мы принимали на нашей сцене спектакль о Рейчел Кори, который к тому времени уже успели показать в Нью-Йорке и Лондоне. Мири Регев откомандировала свою сотрудницу, но та, посмотрев спектакль, не сказала о нем ни одного дурного слова. Тогда все обошлось благополучно. А на этот раз неудовольствие министерства вызвали сразу несколько событий. Одно из них — постановка Нормана Иссы по стихам арабского поэта Махмуда Дарвиша, другое — вечер стихов арабской поэтессы Дарин Татур из Нацрата. Она уже полтора года находится под домашним арестом. Со сцены читали ее стихи, два актера воссоздали сцену суда над ней, был также показан короткий документальный фильм. Но из всего этого действа Мири Регев сосредоточилась только на кинокадрах, где палестинцы бросают камни в израильских солдат. И заявила: «Вот, посмотрите, театр в Яффо призывает к террору!»

Но это было лишь частью вечера, на котором обсуждали стихи Дарин Татур, в том числе и толкование слова «шахид». В понимании израильтян это исключительно террорист-смертник, но присутствоваший на дискуссии профессор-арабист уточнил: нет, «шахид» это и «жертва», и «жертвоприношение». Согласитесь, есть существенная разница между заявлением «Возможно, я следующая жертва» и «Я – будущая террористка». Однако представитель Министерства культуры упрямо повторяет: «Согласно Google Translate, «шахид» — это террорист-смертник».

На вечере присутствовал отец поэтессы. Он сама мягкость, он говорил лишь о примирении и жизни двух народов на одной земле. А еще театр обвинили в том, что мы, якобы, устроили «прощальный вечер» арабскому депутату Кнессета Баселю Гаттасу. Он, как известно, отправился за решетку, потому что передал палестинским заключенным мобильные телефоны. «Прощальный вечер»? Это  фальсификация! Это был вечер, на котором зачитывали письма палестинских заключенных. Они описывали свою жизнь в тюрьме. Да, Гаттас в своем выступлении говорил на ту же тему, но там не было никакого чествования.

— Что вы думаете об угрозах сократить финансирование театра?

— Этот вопрос должен решать министр финансов Кахлон. Пока власть в его руках, мы спокойны. Он у нас был, ему понравилось, у нас сложилось впечатление, что он не намерен нам навредить.

Максим Рейдер, «Детали». Фото: Даниэль Чечик

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама