Уши АМАНа: зачем политикам «альтернативная разведка»

Предположим, Вы — глава правительства. Подобно Голде Меир или Биньямину Нетаниягу. И Вы привержены идее, согласно которой вся Эрец Исраэль принадлежит только евреям, полностью и безраздельно. По Завету, или исходя из исторической справедливости, или просто по праву сильного — неважно. Но есть проблема: по некоторым оценкам, удержать в своих руках Синайский полуостров или территории Иудеи и Самарии будет нелегко. Что Вы будете делать тогда?

Наши премьеры — от Голды Меир до Биньямина Нетаниягу — в подобных случаях обращаются за поддержкой к оракулам от разведки. Когда оракул Голды поддержал ее политические устремления, его ошибка стоила жизни тысячам павших. У Нетаниягу есть военная разведка АМАН, но от нее можно и отмахнуться.

Каждая спецслужба способна преподносить сюрпризы. Дело в другом — в том, какую роль разведка играет в политико-идеологической повестке дня. Порой действуя вопреки национальным интересам, и тогда это заканчивается рытьем могил. Потому что смешивать разведку, идеологию и политику очень опасно.

Почему разведка не предсказала крах Советского Союза

Трудно понять, как ни одно разведсообщество в мире не смогло официально предсказать, перед крахом Советского Союза, что вторая по мощи держава мира находится на грани сильнейшего кризиса. Ведь к концу 80-х противостояние Восточного и Западного блоков достигло пика, администрация Рейгана готовила масштабные военные программы, в том числе космическую СОИ. Исследовательский отдел ЦРУ тогда насчитывал 7000 сотрудников. И никто не усомнился, никто не спросил, нужно ли выбрасывать миллиарды долларов на противостояние с Советами в космосе, когда огромная опухоль и без того пожирает их изнутри. Также ведет себя сейчас и Северная Корея, прикрывая баллистическими ракетами внутреннюю нищету. Этот северо-корейский синдром перекидывается на государство Израиль, говоря — смотрите и устрашитесь, вот сколько бомб, и самолетов-«стелс», и подводных лодок у нас есть!

Даже для КГБ крах Союза стал неожиданностью. Все эти агенты и по сей день живут в мире с собой и окружением, за исключением разве что Леонова, которого эти события вытолкнули на пенсию (генерал-лейтенант Николай Сергеевич Леонов С 30 января по 27 августа 1991 года — начальник аналитического управления КГБ СССР, — прим. «Детали»).

Офер Шелах задолго до того, как стать политиком, говорил: «Пора признать, что разведка — важный и эффективный инструмент в оперативной работе, когда нужно выявить активиста ХАМАСа или обнаружить военную базу в Сирии. Но во всем, что касается цельной картины, разведчики подвержены влиянию собственного мировоззрения, точно так же, как остальные. Они субъективны в своих оценках, они могут выдать желаемое за действительное, они так же, как и мы, могут менять свою точку зрения».

«Арафат за Барака»

Формально, сбором информации занимаются Моссад, ШАБАК и АМАН. Менее формально — все силовые и военные структуры. Кроме того, конечно, все шпионят еще и друг за другом, как и во всем мире. Легитимно пытаться определить, какие политические предпочтения испытывают эти структуры. Ведь национальная адженда правых или религиозных сионистов отличается от повестки левых и либеральных демократов. Но привычна уже реакция на такую проверку: «С чего вдруг?!», «Какая наглость!», «Это отвратительно!»

В 2000-м году АМАН предупреждал Эхуда Барака, что «Арафат не согласится на меньшее, чем границы 67-го года». «Он не торговец недвижимостью. Еще не родился араб, который согласится отказаться от Иерусалима», — говорили ему. Но против представителей разведки АМАН выступил руководитель ШАБАКа, Ами Аялон. Картина, обрисованная им, была совершенно иной. Аялон вместе со своим советником Моти Штейнбергом оценили «возможную гибкость» Арафата, как бы распахнув над Бараком «зонтик» из разведданных, повышая его шансы. Остальное известно. Барак положился на авторитет Клинтона и на арабских лидеров (включая несколько палестинцев), а вернулся с формулировкой «Нет партнера», которая превратилась затем в мантру всего разведсообщества.

Биньямин Нетаниягу пытался использовать представителей разведки в своих интересах на выборах 1999 года. На заседании правительства министр транспорта Шауль Яалом (МАФДАЛ) спросил главу ШАБАКа Амоса Мальку: правда ли, что Арафат помогает Бараку на выборах? Малька, сообразив, куда тот клонит, попросил у Нетаниягу избавить его от любого вмешательства в политику. Но уже на другом заседании правительства, на той же неделе, уже другой министр от МАФДАЛ, Ицхак Леви задал Амосу Мальке тот же вопрос. И тем же вечером об этом сообщил второй телеканал. Тогда перестало быть важным, насколько сердился Малька из-за того, что его использовали в политической борьбе, и как потом он пытался уточнить факты — политики праздновали победу. Информационный вброс, в котором сочетались фразы «глава АМАНа» и «Арафат помогает Бараку», сделал свое дело (хотя и не смог предотвратить поражения Нетаниягу на выборах в том году).

Кому мешает своенравие АМАНа

ЦАХАЛ и АМАН часто расходятся в оценках с нынешним правительством. «Третьей интифады удалось избежать благодаря тому, что армия отвергла предложение отдельных членов правительства о блокаде Западного Берега», — заявил глава генерального штаба Гади Айзенкот на церемонии памяти Амнона Липкин-Шахака. — «Интифаду удалось предотвратить благодаря целенаправленным действиям, в которых сделана разница в отношении к террористам и к населению».

Мы можем вспомнить неоднократные требования министров от правого лагеря ужесточить отношение к палестинскому населению. В АМАН тоже немало сотрудников носят кипы и придерживаются правых взглядов, но система управления здесь лишена идеологического окраса, и направлена на сбор информации для объективной оценки реальных угроз.

Но одним из компонентов такой оценки является актуальная политика израильского правительства. Когда премьер решает выпустить пар и говорит о «двух государствах для двух народов», — потенциальная угроза террора снижается. Когда выясняется, что он лгал, потенциал угрозы растет. Эта свистопляска из обещаний и лжи, замораживания строительства в поселениях и размораживания, усиления давления на палестинцев или ослабления — все, что диктует ШАБАКу премьер-министр — все это увеличивает погрешность в оценках АМАН, и вводит армию и ее разведку в режим постоянного противостояния с правительством.

Возможно, кому-то АМАН мешает своим мнением о том, что нет смысла удерживать территории, не ведя процесс государственного урегулирования. В этом Айзенкот продолжает линию своего предшественника Бени Ганца, как и Арци Халеви, который сменил Авива Кохави во главе военной разведки.

Альтернативные разведслужбы

В окружении Нетаниягу, обычно, не любят видеть офицеров участвующими в заседаниях правительства или кабинета по вопросам безопасности. Они излишне серьезны, они говорят на другом языке, их знаки отличия и форма напоминают ежеминутно всем, что они сделали для страны. Интересное случается за пределами зала заседаний. Айзенкот, опираясь на АМАН, ведет кампанию (часть которой публична) по продвижению процесса государственного урегулирования, в то время как ЦАХАЛ сопровождает ШАБАК и политиков, представляющих интересы поселенцев, в действиях по закручиванию гаек против арабского населения территорий. Продолжение сотрудничества с палестинской администрацией становится проблемным для тех, кто хочет править на территориях. Невзирая на сообщения о «смерти администрации Аббаса» — ей удается не только выжить, но и мобилизовать международное сообщество на свою сторону в борьбе с поселенцами. И на этом фоне возникают совершенно дикие инициативы, «принимаемые в разведсообществе», цель которых — обойти АМАН.

Министр Зеэв Элькин около полугода назад пытался продвинуть идею ликвидации Автономии — достаточно хитрую и ядовитую. В своей «Бар-Иланской речи» Элькин, в отличие от Нетаниягу, говорил именно то, что думает: «Палестинская администрация и нынешнее положение дел, базирующееся на Соглашениях Осло, рухнут в ближайшее время, по прошествии эры Абу Мазена… Пришло время перестать вязнуть в бесконечных дебатах на тему: Палестинская автономия — это хорошо или плохо. Нужно признать, что некоторые вещи не зависят от нас, и подготовиться к новой реальности. Если ПА рухнет, другого ответственного не будет, кроме нас, им придется помогать и в здравоохранении, и в образовании, во всем… Таким станет реальное положение дел».

Когда у Элькина спросили, чем обоснована такая его оценка, он ответил: «Я говорил с экспертами по палестинскому вопросу».

Зеэв Элькин — член кабинета по безопасности, в прошлом член комиссии по иностранным делам и обороне. Но трудно поверить, что о неминуемом развале Палестинской Администрации ему рассказали профессионалы, информированные и заслуживающие доверия.

Создание подобных внесистемных разведсообществ, действующих в интересах политиков — изобретение не израильское и не новое. Они распространяют «профессиональные заключения», поддерживая идеологию тех, кто их финансирует. В США, например, действует исследовательский институт с названием United Against Nuclear Iran, собирая под свои стены высокопоставленных представителей разведки (экс-глава Моссада Тамир Пардо тоже там). В числе крупных доноров этого института значатся Шелдон Адельсон и Томас Каплан. Адельсон был и остается убежденным сторонником идеи атаки на Иран. Каплан — владелец серебряных рудников, его рекламные агенты убеждают инвестировать в этот драгметалл, на фоне политической нестабильности на Ближнем Востоке. И сейчас этот институт настаивает на усиление санкций против Ирана, хотя наблюдатели подтверждают, что эта страна выполняет взятые на себя обязательства.

В Израиле, чтобы обойти точку зрения АМАНа и сформировать «альтернативное разведсообщество», у Элькина и правых тоже есть внесистемные инструменты: например, Иерусалимский Центр Дори Гольда с бригадным генералом (в отставке) Йоси Купервассером, который в прошлом возглавлял аналитический отдел в АМАНе.

Есть также Институт исследований вопросов национальной безопасности (INSS), глава которого Амос Ядлин пытается отражать и позицию АМАНа, и правительственную, в результате чего обе они оказываются неэффективны. А еще Центр Бегина-Садата в Университете Бар-Илана. И многие другие, на кого можно будет сослаться, чтобы оправдать любую свою идею: за громкими военными титулами общество не заметит, что оценки эти неофициальны и, вероятно, политизированы.

Ран Адалист, журнал «Либерал«. Публикуется в сокращении

Размер шрифта

A A A

Реклама