Евреи или израильтяне – настало время определиться

Как-то раз у меня завязался дружеский спор с Ариэлем Шароном. Я сказал ему: «Я прежде всего израильтянин, и потом уже еврей». Он запальчиво ответил: «А я прежде всего еврей, и только потом израильтянин!»

Этот спор может показаться абстрактным. Но это не так. Это – главный вопрос кризиса, разрывающего сейчас израильское общество.

Поводом для его возникновения послужил Закон о национальном характере Государства Израиль, поспешно принятый ультраправым большинством в кнессете. На первый взгляд, этот закон является всего лишь копией Декларации о независимости. Но в Декларации независимости говорится о «еврейском и демократическом государстве», о полном равенстве всех граждан вне зависимости от их вероисповедания, пола и расовой принадлежности. В новом законе нет демократии и нет равенства. Осталось только государство евреев, существующее для евреев и управляемое евреями. Арабский язык, бывший одним из двух официальных языков Государства Израиль, утратил свое положение, получив некий «особый статус», который неизвестно в чем заключается (разумеется, этот закон распространяется только на Израиль, а не на 5 миллионов арабов, проживающих на оккупированных территориях – на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа).

Первыми возвысили голос против закона друзы. Собственно говоря, главная проблема заключается вовсе не в друзах. Закон полностью игнорирует 1,8 миллиона арабов – граждан Израиля, мусульман и христиан, а также бедуинов и черкесов. Разумеется, никто из авторов закона не задумывался и о множестве европейских христиан, переселившихся в Израиль вместе со своими еврейскими родственниками.

Нетаниягу, как лев, защищает закон от нарастающей критики. По его мнению, все критики закона – леваки и предатели, которые «забыли, что значит быть евреями». Это и есть настоящая проблема.

Несколько лет назад мы вместе с одним моим другом подали апелляцию в Верховный суд, потребовав изменить запись в графе «национальность» в наших удостоверениях личности: вместо «еврей» – «израильтянин». Суд отклонил наш иск, мотивировав это тем, что список официально признанных национальностей включает около ста названий, но национальности «израильтянин» в нем нет. Это странное положение сложилось с возникновением сионизма в конце XIX века. Это было еврейское движение, призванное решить «еврейский вопрос». Поселенцы, обосновывавшиеся в Эрец Исраэль, были евреями Все сионистское движение было тесно связано с еврейской религиозной традицией, несмотря на то, что большинство самых авторитетных раввинов того времени ругали и проклинали Герцля и его единомышленников.

Второе поколение переселенцев, выросшее в Эрец Исраэль, стало ощущать себя не только евреями, в отличие от евреев Бруклина или Кракова. Они почувствовали себя чем-то иным, новым, особенным. В 1941 году наиболее радикально настроенные художники и поэты основали течение под названием «ханаанцы». Возглавлял эту группировку поэт Йонатан Ратош, а в ее состав входили Аарон Амир, Биньямин Таммуз и другие. Они провозгласили себя новой нацией – «ивриим». К сожалению, в своем радикализме участники движения дошли до крайности. В частности, они утверждали, что новая нация никак не связана с евреями диаспоры, что не существует никакого арабского народа, поскольку арабы – также «ивриим», которым был навязан ислам (из-за подобного радикализма я не присоединился к этой группировке).

И тогда появились сообщения о Холокосте. О «ханаанцах» все забыли и превратились в «супер-евреев», исполненных раскаяния. Но все это – не по-настоящему. Никакого продуманного решения принято не было. Вместо этого в нашем языке появились следующие разграничения: диаспора – «еврейская», сельское хозяйство – «иври», история – «еврейская», батальоны – «ивриим». Когда Палестиной правили британцы, я сам участвовал в десятках демонстраций и вместе со всеми скандировал: «Алия без ограничений! Государство «иври»! Я не помню, чтобы кто-то из участников этих демонстраций выкрикнул: «Еврейское государство!»

Почему же в таком случае Декларация независимости говорит о «еврейском государстве, Государстве Израиль»? Потому что в ней упоминается решение Генеральной ассамблеи ООН о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское. Декларация просто констатирует факт: мы создаем то самое государство. Зеэв Жаботинский, прародитель нынешнего Ликуда, писал в самом важном своем стихотворении, в гимне «Бейтара»: «Иври и в бедности – знатного рода!» «Иври», не «еврей».

На самом деле, это естественный процесс. Национальность определяется родиной. Характер нации определяется пейзажем, климатом, историей, соседями. Когда британцы поселились в Америке, они, спустя несколько поколений, стали испытывать отчужденность по отношению к оставшимся в Европе англичанам. Британские заключенные, которых выселяли за тридевять земель, стали австралийцами. То же самое произошло с нами. Вернее, могло бы произойти, если бы нам позволили. Что же случилось?

Во-первых, в начале 50-х годов в Израиль прибыли миллионы репатриантов из Северной Африки и Европы. На каждого «иври» приходилось два, три, а то и четыре новых репатрианта, которые считали себя евреями. Новая нация стала слабым меньшинством. Кроме того, мы нуждались в политической и финансовой поддержке евреев диаспоры, в первую очередь, евреев США. Те ощущали себя стопроцентными американцами, верными своей стране, но все же гордились существующим где-то там еврейским государством. И, разумеется, государственная политика была направлена на «евреизацию» всего сущего.

Нынешнее правительство побило новые рекорды. Оно ведет наступательную и фанатичную политику. Еврейскими становятся образование, культура и даже спорт. Ультраотрдоксы , составляющие незначительное меньшинство населения страны, оказывают огромное влияние на правительство, целиком и полностью от них зависящее.

Так существует ли израильская нация? Конечно, существует. Существует ли еврейская нация? Конечно, нет.

Евреи – это этнически-религиозная община, рассеянная по всему миру. Она принадлежит разным нациям. У нее есть сильная связь с Государством Израиль, и это прекрасно. А мы здесь, в Израиле, представляем собой израильскую нацию. Этот факт необходимо признать. От этого зависит многое. Куда устремлены наши взоры — в сторону таких еврейских центров, как Нью-Йорк, Лондон, Париж и Берлин, или в сторону соседних столиц, будь то Дамаск, Бейрут или Каир? Являемся ли мы интегральной частью этого пространства, населенного арабами? Осознаем ли мы, что достижение мира с арабами, и, в первую очередь, с палестинцами, является главной задачей нынешнего поколения?

Мы не временные жители этой страны, готовые в любую минуту собрать чемоданы и присоединиться к рассеянным по всему свету евреям. Мы – отсюда, и мы будем жить здесь. Поэтому мы должны стремиться к миру с нашими соседями. А новый, полуфашистский Закон о национальном характере Государства Израиль, лишь демонстрирует, насколько нам необходима эта дискуссия. Нам нужно решить, кто мы, чего мы хотим, чему мы принадлежим. Иначе мы навеки будем обречены обитать во временном пристанище.

Ури Авнери, «ХаАрец», Б.Е.

На фото: Ури Авнери. Фото: Даниэль Чечик.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend