Кто критикует семьи Голдин и Шауль

Сейчас, когда ХАМАС вновь проявляет свою безрассудную жестокость и юг страны находится под обстрелами сотен ракет, есть израильтяне, которые нашли виноватых: семьи Голдин и Шауль, которые «навязывают жесткую линию, связывающую руки правительству». Иными словами, говорят они, попытки правительства достичь прекращения огня тормозятся из-за давления семей, которые не могут подавить в себе желание увидеть две могилы в Израиле.

Эти слова были озвучены на этой неделе анонимными правительственныхи источниками и анонимными спикерами в министерстве обороны. Высказывались в подобном духе и общественные фигуры, а также некоторые журналисты. 

Скажем четко: правы те, кто говорили и писали, что боль и траур не должны определять политику правительства. Существует лишь одна проблема в этом утверждении: оно манипулятивно. Те, кто используют его сегодня против семей Голдин и Шауль, писали и заявляли противоположные вещи, когда речь шла о семье Регева и Гольдвассера (и других, которые были до них). 

На помощь последним был брошен грозный десант израильской прессы, которая оказывала серьезнейшее давление на правительства. Это давление в конце концов победило сопротивление премьеров, которым пришлось выпустить на волю огромное количество террористов, многие из которых вернулись к террористической деятельности. 

И сейчас сторонники пораженческих сделок не сопротивляются, принципиально, вмешательству семей похищенных в определение политики правительства. Им мешает обратная парадигма, логичная, моральная и стратегически правильная, с которой теперь выступают две эти семьи. Кардинальное отличие от семей Гольвассер и Регев в том, что семьи Голдин и Шауль выступают против освобождения террористов в обмен на тела своих родных. Причина: из-за капитуляции  тела солдат превращались в стратегическую собственность ХАМАСа. Чтобы изменить расстановку сил, нынешнее правительство должно изменить ситуацию так, чтобы отныне тела, которые ХАМАС удерживает в своих руках, из стратегической ценности превратились бы в бремя.

Они предлагают, например, запретить визиты родственников у заключенных террористов, запретить многочисленные поблажки, которые они получают в тюрьмах, и использовать экономическое и другое давление на правительство ХАМАСа. Чтобы избавиться от подобных неудобств, семьи террористов и сами террористы станут давить на руководство ХАМАСа, чтобы те вернули тела солдат. И тогда, после того, как тела станут бременем, ХАМАС согласится поменять их на тела террористов, а не на освобождение из тюрем живых террористов с кровью на руках. И еще один момент: если израильское правительство будет продолжать эту линию и дальше, стремление  ХАМАСа к похищениям должно со временем снизиться, а то и вовсе сойти на нет. 

Сторонники предыдущей политики, провальной и приведшей к большому количеству потерь, атакуют семьи, которые пытаются поменять парадигму. Наша обязанность напомнить, что из-за ошибок, совершенных на протяжении многих лет, освобожденные террористы  (например, террористы, вышедшие на свободу в результате двух сделок Раджуба), организовывали новые террористические организации, возглавляли интифады и уничтожили те немногие тенденции в палестинском обществе, которые были готовы на переговоры с Израилем. 

Лидер ХАМАСа Ихье Сануар, один из освобожденных в результате сделки Шалита, ведет против продолжительную, упорную, сжигающую тело и душу кампанию, и отказывается от любого компромисса, которые предлагает Израиль или международные посредники. Таким образом, даже если правительство будет действовать согласно парадигме, которую предлагают семьи Голдин и Шауль, вряд ли Сануар и его банда сумеют отстраниться от давления палестинцев. Вместе с тем, нам нужно признать эту правильную и моральную позицию, в том числе — и со стратегической точки зрения. Она достойна уважения и поддержки, а не беспочвенной критики. 

Исраэль Харэль, ХаАрец. И.М.

На фото — Лея Голдин (фотограф: Лиор Мизрахи)

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend