200 000 человек на похоронах раввина Штейнмана

Ахарон-Йегуда-Лейб Штейнман, духовный вождь израильских ультраортодоксов-литваков, признанный величайшим законоучителем своего времени, скончался утром 12 декабря в возрасте 104 лет. Он был похоронен на кладбище в Бней-Браке. Проводить его в последний путь пришли около 200 000 человек. Движение транспорта в городе было парализовано.

Раввин Штейнман был госпитализирован на этой неделе. За несколько часов до кончины его состояние резко ухудшилось и по решению лидеров ультраортодоксальной общины занятия в йешивах по всей стране были приостановлены, чтобы учащиеся могли помолиться за выздоровление Штейнмана.

Раввин Штейнман считался прагматиком, однако упорно верил, что единственное, что необходимо учить — это Тору. Он был, пожалуй, последним ультраортодоксом, про которого можно сказать — вот истинный лидер сотен тысяч «харедим» во всем мире, величайший человек своего поколения. Со смертью Штейнмана закончилась целая эпоха.

Штейнман никогда не занимал никакой официальной должности и потому его имя, облик и взгляды в целом неизвестны израильской публике. Однако он был одной из наиболее влиятельных фигур для ультраортодоксов-литваков во всем мире. В первую очередь в Израиле, но также и в США, Франции и Англии. Возглавив общину в 2012 году, раввин Штейнман столкнулся с оппозицией со стороны лагеря раввина Шмуэля Ойербаха, что привело к необратимому расколу.

Слово Штейнмана было весомым не только в среде литваков, но и среди хасидов и ортодоксов-сефардов. Он возглавлял совет мудрецов партии «Дегель ха-Тора». Считается, что именно он сформулировал мировоззрение и методику, применяемые в йешивах и ортодоксальных учебных заведениях в целом, равно как и в организациях, задача которых — вернуть евреев в лоно религии.

Штейнман родился в 1913 году в городе Каменец в российской империи. В юности, изучая Тору, он достиг невероятных успехов. Он испытал на себе влияние двух ведущих знатоков Торы, раввинов Ицхока-Зеэва Халеви Соловейчика и Баруха-Бера Лейбовича. В 1938 году он со своим другом, раввином Моше Соловейчиком бежал в Швейцарию, что спасло им жизнь. Их семьи погибли во время Катастрофы.

В 1945-м, уже обладая репутацией выдающегося учителя и многознающего раввина, Штейнман с женой Тамар, матерью его четыррех детей, отправился в Эрец-Исраэль и стал учителем, сначала в Кфар-Сабе, затем  в Бней-Браке. Тогдашний лидер ортодоксальной общины, раввин Авром-Йешайя Карелиц (известный под именем «Хазон иш») взял его под свое покровительство. Впоследствии Штейнман возглавил знаменитую Поневежскую йешиву, которой руководил до конца дней. Он написал множество книг о религиозном законе, Талмуде и ТАНАХе, а, кроме того, были опубликованы сборники его речей на темы нравственности и еврейских праздников.

Штейнмана считали прагматиком, пусть и не всегда обоснованно. Причина, возможно, заключалась в том, что он и его сподвижники без излишней огласки сотрудничали со светскими властями. В качестве примера можно упомянуть создание подразделений ЦАХАЛа «Нахаль хареди» и работу над формулировкой «закона Таля» об армейской службе ультраортодоксов.

В редких случаях Штейнман открыто приветствовал перемены, как, например, в 1999 году, когда, вместе с другими мудрецами, разрешил мужчинам-ультраортодоксам учиться для получения первой академической степени. Однако в публичных выступлениях он педантично выражал официальную позицию ульраортодоксов, отрицая и осуждая современную культуру Запада и многие аспекты израильской жизни. Так, в 2016 году он предостерегал женщин из ортодоксальной среды против учебы в высших учебных заведениях. Что, впрочем, не помешала 11 500 ультраортодоксов, в основном женщинам, в том же году приступить к академическим занятиям.

Интересно, что Штейнман, с одной стороны, сформулировал очень жесткую идеологию, которой община не могла следовать буквально, с другой — давал дышать тем, кто выходил за эти жесткие рамки. И, быть может, этот мудрый и гибкий подход объясняет, как ультраортодоксальная община набрала такую силу и почему она сегодня насчитывает 900 000 человек.

Раввин Штейнман предпочитал тихое лоббирование шумным демонстрациям со сжиганием автопокрышек и старался не вступать в конфликты с правительством. Понимая неизбежность перемен, он проявлял сдержанность и, по рассказам своих учеников, руководствовался талмудическим изречением: «Мы перейдем этот мост, когда приблизимся к нему».

Яир Этингер, «ХаАрец», М.Р.

 

На фото: раввин Ахарон-Йегуда-Лейб Штейнман. Фото: Моти Мильрод.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend