Ультраортодоксы угрожают развалить правительство

«Если правительство приняло решение не финансировать еврейских детей, то я не уверен в том, что мы останемся в этом правительстве», — пригрозил Моше Гафни («Яадут а-Тора»). Угроза прозвучала на заседании финансовой комиссии Кнессета, когда депутаты признали, что учреждения неформального образования получают совершенно недостаточное финансирование.

В ультраортодоксальной среде абсолютное большинство учебных заведений не входят в государственную систему образования. Тем не менее государство выделяет на их работу определенный бюджет в обмен на соблюдение минимальных требований — изучение в школах иностранного языка, математики и естественных наук. По существу, эти учебные заведения являются ешивами и хедерами. В хедерах занимаются дети младшего возраста (эти заведения соответствуют начальным классам средней школы), а йешивы соответствуют средним и старшим классам. По окончании йешивы ее выпускник может поступить в коллель (соответствует примерно колледжу), и получить диплом шойхета (резника, что соответствует профессионально-техническому образованию), сойфера (переписчика священных текстов), раввина (соответствует степени бакалавра, по аналогии с советским — «незаконченное высшее образование»), или даже даяна (раввинатского судьи, соответствует степени магистра — «высшее образование»).

Проблема заключается в том, что в государстве Израиль нет надобности в таком количестве переписчиков священных текстов, раввинов и раввинатских судей. Успешно эту проблему решает лишь движение ХАБАД, которое направляет выпускников ешив на работу за границу в качестве «посланников». Сегодня любая, самая крохотная еврейская община в диаспоре имеет у себя и раввина, и резника.

Остальные же выпускники «системы независимого образования» очень часто не могут найти себе работу, поскольку не обладают знаниями, необходимыми для продолжения обучения.

Часть «системы неформального образования», менее строгие ультраортодоксы, получают от государства небольшой бюджет, и дают детям начальные знания английского языка и математики, обучают современной грамматике иврита (необходимо напомнить, что древнееврейский язык, изучаемый в ешивах, не в полной мере соответствует современному ивриту). Другие учебные заведения подобного плана (к примеру, относящиеся к Сатмарскому двору или хасидам «Толдот Аарон») вообще не принимают никакой помощи от государства и, соответственно, не допускают никакого вмешательства в свою учебную программу. Наконец, существуют частные школы, не одобряемые государством. Например, только так называемой «секте шалей» (в которой еврейские женщины носят паранджу наподобии шииток Ирана) принадлежат 4 школы.

Дискуссию открыл председатель финансовой комиссии Моше Гафни. Он начал свое выступление с резкой критики бюджетной политики государства, отметив, что уже давно не проводилась индексация выплат учреждениям «независимого образования».

Финансирование учреждений «независимого образования» (разумеется, тех, которые согласны получать государственную поддержку) зависит от статуса каждой конкретной йешивы или хедера. Среди этих учреждений имеются такие, которые получают лишь 25% от суммы бюджета аналогичного учреджения, включенного в систему государственного образования, другие получают 55% финансирования. Максимум, на что может рассчитывать учреждение «независимого образования» — 75% от бюджета аналогичной государственной школы.

Цион Гази, руководитель талмуд-торы «Ромема» (талмуд-тора — то же самое, что хедер), отметил, что далеко не всегда система финансирования достаточно прозрачна:

— У нас было 5 классов. Два года назад мы обнаружили, что нам должны выплачивать больше. Существует разрыв между суммой, которую мы реально получали из бюджета, и тем, что мы должны получать. Только после того, как мы обратились в суд, наша талмуд-тора получила разницу в оплате за 7 лет.

Яков Каплан, директор школы для девочек из Бейтар-Илита:

— Если государство Израиль претендует на то, чтобы дать свободу самовыражения, то как можно содержать школу на 40 процентов от бюджета, не урезая потребности учеников?

Гилад Матана, руководитель талмуд-торы из Кирьят-Арба:

— У нас нет другой школы в округе. Дети вынуждены добираться на попутных машинах, а вы знаете, насколько это опасно. В то же время дети из других школ в аналогичной ситуации получают бронированный школьный автобус.

Моше Гафни подвел итоги заседания:

— Подобная ситуация не может продолжаться. А если она продолжится, то мы предпримем решительные шаги. Все затронутые сегодня вопросы будут переданы министру просвещения.

А.Р.

На фото: Моше Гафни
Фото: Эмиль Салман

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама