Израильские пожарные не справятся с огнем, если он вспыхнет на большой высоте

Александр Дончу, инженер по технике безопасности, сказал «Деталям», что Израиль не готов к борьбе с пожарами, которые могут вспыхнуть на верхних этажах старых высоток.

В пожаре, практически полностью уничтожившему Grenfell Tower на западе Лондона, погибло не менее 80 человек, десятки получили ожогами и были госпитализированы. Еще 70 человек, находившихся в здании, до сих пор числятся пропавшими без вести. Если нечто подобное произойдет, не дай Бог, в Израиле — смогут ли пожарные спустить людей с высоты?

— Пожарные машины сегодня располагают лестницами, способными выдвигаться только до четырнадцатого этажа. И это неплохо, ведь прежде их хватало, максимум, до восьмого, — сказал нам Александр Дончу, инженер по технике безопасности. Он до репатриации в Израиль работал в пожарной охране — сначала в чукотском городке Билибино, потом в Хабаровске.

Во многих высотных зданиях в Израиле жильцы могут оказаться в «огненной ловушке». В зоне риска, в первую очередь — те дома, которые были воздвигнуты до конца восьмидесятых годов прошлого века. Они уже не отвечают современным стандартам пожарной безопасности. В отличие от них, новостройки, как правило, оснащены новейшими противопожарными датчиками, во многих есть специальные самозакрывающиеся двери, которые при возгорании блокируются и не дают пламени распространиться. И эти высотки оснащены мощными насосами, способными, в случае необходимости, поднять воду наверх, чтобы было, чем гасить огонь.

Израиль обладает системами пожаротушения, которые по праву могут считаться едва ли не самыми передовыми в мире. У нас одна из лучших систем стандартизации, которая действует с 2008 года. Вопрос в другом: достаточно ли этого для того, чтобы справиться со стихией? Нет, и прежде всего потому, что в Израиле, похоже, нет отлаженной системы профилактических мер, никто не занимается повышением готовности пожарных подразделений к любой, даже самой непредсказуемой ситуации. И центра, который бы координировал работу всех израильских пожарных служб, тоже нет.

— Когда только-только появились первые кадры пожара на горе Кармель, я понял, что без посторонней помощи мы не справимся, и что неприятностей не избежать, — вспоминает Александр Донча. — А потом уже поступило сообщение о том, что сгорел автобус и не удалось спасти людей.

Александр Дончу. Фото предоставлено А. Дончу

Я вспоминаю, как была организована работа пожарных в России. В нашем регионе существовала центральная станция, куда поступали сигналы о случившихся возгораниях или пожарах. Дежурный, принимавший сигнал, для начала определял, какого уровня пожар – а их всего четыре, в зависимости от степени сложности. И в зависимости от этого решал, какое количество нарядов надо отправить по конкретному адресу, требуются ли дополнительные силы. Я не понимаю, почему в Израиле до сих пор нет такого центра. Здесь не надо изобретать велосипед. Подобные структуры существуют не только в России, но и в США, и в Великобритании.

Согласно статистике, за последнее десятилетие в Израиле было построено свыше 25 тысяч единиц жилья в небоскребах высотой выше 20 этажей. Количество высоток продолжает неуклонно расти: так, в минувшем году был установлен новый абсолютный рекорд высотного строительства — заложено сразу 3820 новых небоскребов! А самая высокая башня страны будет насчитывать 100 этажей, и, по мнению ее архитектора Амнона Шварца, этот небоскреб будет надежно защищен от пожара. Установка сверхчувствительной сигнализации, продуманная система «пожарных» выходов, надежно защищенных от огня любой силы, системы раннего оповещения…


За выполнением всех стандартов безопасности есть соответствующий надзор, не допускающий отклонений. Но это касается исключительно современных зданий, таких, которые строятся последние десять лет. Что делать остальным? Их жилища на высоте могут оказаться «проблемными» по многим параметрам, главный из них – это несовершенство пожарной сигнализации, или вообще полное ее отсутствие. Это, увы, может обернуться катастрофой.


— Я не понимаю, кто отвечал вообще за строительство значительной части жилых районов в израильских городах, — отмечает Донча. — Существуют же известные всему миру стандарты. Например, дома необходимо возводить друг от друга на таком расстоянии, чтобы в случае обрушения они не причинили вреда соседним зданиям. Но в Израиле в огромном количестве жилых массивов дома стоят буквально впритык. И это значительно увеличивает степень риска…

Впрочем, это еще «полбеды», ведь многие старые здания строились вообще без учета возможной критической ситуации – так, что ни полиция, ни пожарные, ни «скорая помощь» не могут подъехать близко ко входу. А есть дома, где двери в подъезд открываются внутрь, сами подъезды захламлены, а эвакуационные выходы заблокированы.

В каждом доме должен существовать план эвакуации. Но я вас уверяю, что мало кто из жителей высоток его вообще в руках держал, эти люди не знают, как себя вести в случае пожара. Что же говорить о домах, где даже огнетушителя нет в подъезде?

Многие израильские специалисты разделяют мнение Дончу о том, что люди не осведомлены о том, как себя вести в случае пожара, в том числе не знают, как им себя вести, если из зоны пожара требуется эвакуировать детей. Особенно, если детей много?

В мире уже задумались о применении дронов в борьбе с пожарами на больных высотах — они могут поднимать к очагам возгорания большие массы воды. Но в Израиле о том, чтобы оснастить пожарные участки такими беспилотных, управляемых с земли аппаратами для тушения огня, пока и речи не идет.

— Мы не застрахованы от проблем. Но чтобы изменить ситуацию, надо вкладывать деньги, надо оборудовать старые дома системами пожаротушения, надо проверять, в каком состоянии находятся эти системы там, где они есть, — говорит Александр Дончу. — Зачем далеко ходить за примером? У меня дома на крыше стоит огромная бочка, наполненная водой. По всей видимости, она предназначена для тушения пожара. Но как ее использовать? Что с ней делать? Почему никто не проверяет, в каком состоянии она находится? А если она проржавела? Кто несет ответственность за противопожарное состояние всей страны?

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Моран Меайян

Размер шрифта

A A A

Реклама