Фото: Valentyn Ogirenko, Reuters

Украинский аспект польского «закона о Катастрофе»

Давление, оказываемое на Польшу правительством Израиля и еврейскими общинами мира, начинает приносить плоды. Правительство Моравецкого уведомило Иерусалим, что намерено приостановить введение в действие закона, запрещающего обвинять поляков, как народ, в соучастии военным преступлениям нацистов в годы Второй мировой войны. Ожидается, что Варшава сформирует рабочую группу и отправит ее в Израиль, поручив найти компромиссные формулировки и достичь межправительственного соглашения по этому вопросу.

Возможен ли такой компромисс? Очевидно, да. Доктор Владислав Белоусов из университета Амстердама, и доктор Евгений Клаубер из университета Тель-Авива пояснили, чем опасны подобная ревизия истории, и против кого она была направлена в этот раз.

«Президент Польши Анджей Дуда подписал «закон об исторической памяти». Когда страсти вокруг него накалились, их попытался охладить польский премьер Матеуш Моравецкий. Он призвал своих соотечественников «воздержаться от антисемитских заявлений, прекратить глупые и ненужные шутки, объединиться для исследования правды». А для большей убедительности Моравецкий даже записал видеоролик, в котором разъяснял позицию польского правительства.

Так заявление Моравецкого превратило этот закон в «закон о Катастрофе». Впрочем, правящей партии «Право и Справедливость» это было на руку. И вот почему: помимо запрета публично обвинять поляков в сотрудничестве с нацистами, этот же закон обвинял украинцев в гибели 100.000 поляков, которые погибли от рук украинцев в годы Второй мировой войны. А это усиливает напряженность и между двумя этими соседними странами.

«ПиС» сейчас занимает 138 мест в польском сейме (нижней палате парламента) и 30 — в сенате (верхней палате). В Польше, как и во многих европейских странах, давно действует закон, позволяющий обвинить и подвергнуть наказанию отрицателей Катастрофы. Новый же закон не относился исключительно к преступлениям нацистов. Комментаторы в Израиле и в мире упускают из вида то, как этот закон работал в отношении Украины.

«Закон об исторической памяти» — не абсолютно новая инициатива, а поправка к закону, принятому в 1998 году, который регламентировал деятельность польского Института национальной памяти (Polish Institute of National Remembrance). Эта структура была создана с целью исследования преступлений как гитлеровской Германии, так и Советов. Институт пользуется симпатией партии власти, это очень влиятельная структура, которая фактически играет в Польше роль «министерства исторического наследия» и обладает полномочиями продвигать законодательные инициативы. Достаточно сказать, что годовой бюджет этого института в пять раз больше, чем у польской Академии наук.

Уже более четырех лет поляки пытаются заменить термин «польские лагеря смерти» на  «немецкие лагеря смерти на территории Польши». Это, якобы, снимает с поляков ответственность за убийство миллионов евреев и других жертв, которых согнали в лагеря. Но в 1943-1944 гг. в уничтожении еврейской общины Волыни участвовали как немцы, так и украинские националисты. Поляки-католики в этом районе в то же самое время тоже подвергались преследованиям украинских националистов. Одним из самых известных проявлений этого стала так называемая «Волынская резня» — массовое убийство боевиками Украинской повстанческой армии этнических поляков на Волыни, в 1943 году.

Теперь поляки решили напомнить украинцам об этом отвратительном преступлении, и определили в новом законе период уничтожения поляков — с 1925 по 1950 год. Но как только поляки решили заговорить о жестокости украинцев, те в ответ напомнили о подобных преступлениях поляков! Например, о «Павлокомской резне», когда Армия Крайова в 1945 году убила несколько сотен местных жителей украинского происхождения.

До сих пор украинское правительство не предпринимало никаких особых усилий и попыток, чтобы отвергнуть польские обвинения в массовых убийствах — напротив, они объединились для создания проекта коллективной памяти двух народов, в котором должна быть отражена трагедия каждой из них. Но ситуация изменилась после прихода к власти партии «ПиС». Уже в 2016 году польский парламент принял закон, признающий «Волынскую резню» актом геноцида польского народа. Курс, который проводится в последние годы, усилил и обострил общественный спор, в котором украинцев представляют преследователями, а поляков — преследуемыми жертвами.

Однако украинцы ведут сейчас войну с Россией, и смотрят на Польшу, как на партнера в этом противостоянии. В этом одна из причин, что спор ушел, в основном, в ту часть исторической памяти, которая относится к Катастрофе. И даже когда польский «закон о Катастрофе» вызвал бурю критики в Израиле и во всем мире, он не привлек особого внимания украинских СМИ.

Еще в законе от 1998 года определили, и особо подчеркнули запрет говорить о поляках как о группе, которая соучаствовала в преступлениях нацистов. А нынешний закон лишь подчеркнул, что лагеря смерти на польской территории были построены немцами, а не поляками. Напомнив здесь же, что и праведников в Польше было больше, чем среди других народов.

Несомненно, что ни один народ не может полностью очиститься от сотрудничества с нацистским режимом. Как бы поляки не хотели стереть из памяти убийство евреев в Ебвабне, где их сожгли живьем в хлеву, или погром в Кельце в 1946 году. Минус нового закона о Катастрофе в том, что он обострил националистические чувства, стремясь направить их на поддержку правящей партии. И такие попытки создают почву для популистского ревизионизма».

Доктор Евгений Клаубер, доктор Владислав Белоусов. Фото: Valentyn Ogirenko, Reuters

На фото: Петр Порошенко и Анджей Дуда 

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend