Угрожает ли репатриация еврейскому характеру Израиля

По данным ЦСБ, доля евреев в населении Израиля снизилась за минувший год с 74,6 до 74,4 процентов. Однако это вызвано не увеличением численности арабского населения, а, главным образом, увеличением числа тех, у кого в удостоверении личности записано «другой» — то есть жителей Израиля, которые не являются евреями или арабами. Их доля в населении страны выросла с 4,5 до 4,7 процента, или в абсолютных цифрах — до 418 тысяч человек.

Как пишет об этом интернет-журнал «Мида», «на первый взгляд это может показаться удивительным. Подавляющее большинство «других» составляют репатрианты из стран СНГ, которые, согласно израильским законам, евреями не являются. Они производят на свет значительно меньше детей, чем в среднем по стране: на каждую женщину из этого сектора приходится 1.6 ребенка, в сравнении с 3,1 по стране среди еврейских женщин; их дети составляют 3 процента от всех рожденных. Выходцы из СНГ также составляют 20 процентов от эмигрирующих  из Израиля, что заметно превышает их долю в населении страны. Казалось бы, этот сектор не должны расти ускоренными темпами, но цифры указывают обратное: число “других” быстро растет, особенно в последние годы, когда прирост составляет 4-5 процентов в год».

Некоторые из этих данных в беседе с «Деталями» опроверг главный ученый министерства абсорбции, профессор Зеэв Ханин. По его словам, невозвратная эмиграция из Израиля выходцев из бывшего СССР за последние 25 лет – порядка 11%, то есть ниже, чем их доля в населении — и это еще не считая рожденных уже в Израиле.

Журнал «Мида» приводит и другие любопытные сведения. Так, по данным ЦСБ, около 40 процентов, то есть, 12 тысяч из 30-ти тысяч новых репатриантов, приехавших в Израиль в 2017 году, были неевреями. Подавляющее большинство из них заявили, что они не исповедуют никакую религию, и лишь немногие отождествляют себя с христианством или исламом. «Мида» подчеркивает, что реальное число христиан и мусульман может оказаться выше, но эти люди не стали сообщать властям о своих религиозных предпочтениях. Издание ссылается при этом… опять же, на Зеэва Ханина. «Который утверждал в 2016 году, что почти все нееврейские иммигранты — выходцы из стран бывшего СССР». Произведя нехитрый расчет, журналисты заключили, что поскольку в 2017 году они составляли около 60 процентов от всех иммигрантов, это означает, что две трети иммигрантов из бывшего Советского Союза, прибывшие в страну за последние годы, неевреи.

Но Ханин утверждает, что говорил иначе. «Я говорил везде, что большинство репатриантов, не зарегистрированных евреями в МВД – выходцы из бывшего СССР. Просто потому, что большинство и репатриантов в целом прибывает из бывшего СССР», — уточнил он.

В статье подчеркнуто, что существует разница между так называемыми «другими» и теми, кто не отождествляет себя с какой-либо религией. В первую категорию попадают люди, не принадлежащие к какой-либо из признанных национальностей – к евреям, арабам, черкесам и прочим. Однако некоторые из них идентифицируют себя, как христиане или мусульмане. Вследствие этого, если в 2018 году «других» насчитывалось  около 418 тысяч человек, то тех, кто не принадлежит ни к какой религии — «всего лишь» около 360 тысяч.

Профессор Ханин считает данную публикацию неверной и искаженной.

— Данные ЦСБ, на которые ссылается автор, интерпретированы весьма своеобразно, — говорит он. — Например, он заявляет, что сокращение доли евреев с 74.6% до 74.4%, то есть на две десятых процента, происходит исключительно за счет репатриации неевреев из бывшего Советского Союза. То есть, от 9 миллионов граждан страны это — 18 тысяч, а репатриантов к нам в прошлом году приехало 30 тысяч. Это, если следовать логике автора, должно означать, что все репатрианты из бывшего СССР, составляющих около 60% репатриации в Израиль — неевреи. Что совершенно очевидно — в том числе, надеюсь и для автора статьи — не так.

Автор статьи доказывает, что этот рост произошел, в основном, за счет репатриации из бывшего СССР. И тут он ссылается на меня, который ему говорил — я, кстати, не помню этого разговора, но допустим — что большая часть репатриантов из экс-СССР не являются евреями, по Галахе. Правда! Более половины прибывших репатриантов не зарегистрированы в качестве евреев в МВД, где согласно Закону о возвращении, пользуются галахическим критерием еврейства. То есть это, в большинстве своем, дети еврея-отца или, в меньшинстве, внуки деда-еврея, нееврейские супруги евреев и потомки евреев, и «гуманитарные случаи».

Еще раз, большинство, но не все. Но главное – это ничего не говорит об их идентичности! Большинство моих и известных мне исследований показывает, что значительное большинство этих людей уже на момент алии, либо вскоре после приезда ощущают себя частью еврейского
коллектива страны. Не говоря уже о том, что израильская идентичность их быстро укрепляется.

Чтобы выйти из своего арифметического тупика и не потерять возможность доказать свой априорный вывод, автору приходится утверждать, что и среди евреев большинство — или скрытые христиане, или скрытые мусульмане. И все они не имеют ни связи с еврейским народом, ни какого-либо отношения к Государству Израиль. Это неподтвержденные исследованиями умозаключения и не вполне эквивалетные математические расчеты, — сказал Зеэв Ханин.

Не принадлежащие к еврейскому народу

«Мида» предостерегает еще от одной ошибки и поясняет, что в своих расчетах ЦСБ учитывает лишь граждан и постоянных жителей страны; нелегалы и иностранные рабочие включены в рассматриваемые в данной статье расчеты, так что они не являются причиной увеличения численности «других». Поэтому можно предположить, что реально евреи составляют лишь 72 процента от всего населения Израиля. Следует подчеркнуть, что речь идет о людях, не являющихся евреями по израильским законам, а не по заключению главного раввината страны.

Бывают случаи, когда раввинат отказывается признать евреями тех, кого государство признает таковыми. Речь идет, как правило, о детях или внуках евреев, их супругах и несовершеннолетних детях. Иными словами, никто из них и не претендует на то, чтобы его считали евреем. Одни из них по крови евреи, другие — нет; одни отождествляют себя с еврейским народом и хотят пройти гиюр, другие – согласно исследованиям, они составляют большинство – евреями себя не считают и не хотят быть частью еврейского народа.

Есть и другие источники роста числа «других»: натурализация иностранцев, обычно через брак. В эту категорию не включена иммиграция  арабов-мусульман – она уже учтена при подсчете мусульманского арабского населения. ЦСБ приводит следующие цифры: с 2009 по 2017 год иммиграция мусульман, включая натурализацию, составила 9 300 человек.

Но и израильтяне, исповедующие иудаизм или христианство, равно как и те, кто к религии равнодушны, вступают в брак с иностранцами, которые переселяются в Израиль. В период с 2009 по 2017 год их число составило около 13 тысяч человек. В то же время миграционный баланс граждан-евреев (не включая новых репатриантов) был отрицательным и составил 48 тысяч, что ниже, чем в предыдущие годы.

В период с 2009 по 2017 год общее число новых репатриантов и иммигрантов, ставших гражданами Израиля, составило 211 тысяч человек, из которых лишь 112 тысяч, подчеркивает «Мида», были евреями. Таким образом репатриация в Израиль из инструмента, который должен был укрепить еврейское большинство в стране, превращается в оружие, которое ему угрожает.

В свете этого вполне естественным представляется вопрос, который задает автор публикации Биньямин Лишкар: если это так, зачем Израиль продолжает вкладывать средства и усилия, чтобы привлекать в страну неевреев?

Закон о возвращении, принятый в 1950 году, предназначался поначалу только для евреев. В 1970 году к закону добавили параграф, распространивший его действие на внуков, что позволило любому, у кого есть хотя бы еврейский дедушка, репатриироваться в Израиль. Задачей этой поправки было исправить положение, при котором евреи решали не репатриироваться в Израиль только потому, что их внуки были лишены этого права. Но сейчас сложилась совершенно иная ситуация. Теперь уже внуки евреев не репатриируются вместе с еврейскими членами семьи – зачастую последних уже нет в живых. Сейчас они приезжают со своими супругами, которые евреями не являются.

Конечно, нельзя запретить людям вступать в брак со своими избранниками. В то  же время, нет никаких оснований и впредь поощрять репатриацию людей, чья связь с еврейским народом, по меньшей мере, сомнительна, говорится в статье. В первую очередь, призывает автор, необходимо прекратить любую деятельность по поощрению иммиграции в Израиль неевреев из стран СНГ. А затем следует изменить закон о возвращении таким образом, чтобы под его действие подпадали лишь евреи и их дети.

Число тех, кто имеет право на репатриацию в Израиль, вдвое превышает число всех евреев диаспоры. Правда, у большинства из обладающих этим правом нет ни малейших причин желать им воспользоваться, однако, заключает Биньямин Лишкар, «чтобы предотвратить возникновение подобной ​​проблемы в будущем, стоит позаботиться о ее решении прямо сейчас». 

Реагируя на эти выводы, Зеэв Ханин сказал «Деталям», что автор статьи, как и многие комментаторы, находятся в плену так называемого «Капкана простых решений».

— Слева иногда предлагают вообще отменить Закон о возвращении, как расисткий, и создать государство всех граждан. Но никто этого не поддерживает, включая неевреев по Галахе. А справа звучат предложения ограничить Закон о возвращении, не пускать третье поколение, второе, или вообще «русских» не пускать, потому что они, якобы, на самом деле, скрытые гои — даже те, которые евреи. Ни то, ни другое нерелевантно.

Закон о возвращении доказал свою эффективность. Он логичен, эффективен для израильского общества, и он не расистский, а, напротив, довольно либеральный. Автор статьи указывает мое имя, чтобы показать, что он ссылается на исследования? Но все исследования показывают, что идентификация с государством Израиль и с еврейским народом среди неевреев по Галахе довольно высока.

Главная проблема — не в поддержке репатриации, а в том, что израильское общество не нашло общий знаменатель для решения этого вопроса. С моей точки зрения, единственное правильное решение — это интеграция внутри еврейского коллектива, а не формирование в общественном сознании еще одной группы, якобы, собирающейся взорвать еврейский коллектив изнутри. Это ничем не подтверждается, это некорректное провокативное умозаключение.

Можно заметить, что тема Закона о возвращении становится объектом общественной дисскуссии в Израиле каждые несколько лет, и часто — в предвыборные периоды. Хотя почти половина репатриантов сейчас приезжают из больших городов, а там процент евреев — галахических, а также тех, у кого оба родителя являются евреями — намного выше, чем наблюдался за многие годы до этого.  Так что в отношении последней волны алии выводы автора этой статьи даже менее релевантны, чем для некоторых из предыдущих, — резюмировал доктор Зеэв Ханин.

Максим Рейдер, Эмиль Шлеймович, «Детали»
На фото: министр Зеев Элькин встречает новых реаптриантов в аэропорту им. Бен-Гуриона. Фото: Гиль Коэн-Маген


Читайте также: Новая регистрация — для новых репатриантов

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend