Угроза самоубийства — не преступление

Верховный суд оправдал Тирцу (псевдоним; настоящее имя не указывается по причинам судебной тайны), 60-летнюю женщину, написавшую письмо судье, которая вела ее дело. В этом письме Тирца жаловалась на несправедливость и угрожала покончить с собой. Мировой и окружной суды постановили, что письмо с угрозами самоубийства является уголовным преступлением. Верховный суд, пересмотрев дело, пришел к выводу, что «угрозы не являются основанием для признания виновным в случае угрозы самоубийства».

Дело рассматривали судьи Дафна Барак-Эрез, Ханан Мельцер и Узи Фогельман. В постановлении суда говорится, что «во время бедствия у человека возникают суицидальные мысли». Его высказывания не могут стать причиной уголовного преследования.

Об этой истории, которая обсуждалась судом, писали три года назад. Тирца вступила в судебный конфликт со своим соседом. Он потребовал прекратить собирать мешки с вещами у входа в дом, а также обвинил ее в порче чужого имущества. Дело  передали в суд по мелким искам.

Ответчица хотела предъявить доказательства в свою защиту, но неожиданно узнала, что пропустила срок подачи документов.

Согласно приговору, Тирца, живущая на пенсию по инвалидности, должна была выплатить своему соседу компенсацию в 30 000 шекелей. Ее просьба отменить приговор была отклонена. Через полгода она написала судье Шломит Якубович (в настоящее время она занимает пост судьи в тель-авивском окружном суде): «Я сижу в своей комнате в последний раз и хочу, чтобы вы посмотрели мне в глаза, чтобы увидеть мой взгляд, полный боли, страдания и беды. Он будет сопровождать вас везде и преследовать вас во сне. Вы должны защищать справедливость, закон и правосудие. А на самом деле вы хладнокровно убиваете ни в чем не повинных людей. Я буду вынуждена пойти по стопам судьи Бен-Атара (в 2011 году судья Морис Бен-Атар покончил жизнь самоубийством — прим. «Детали»). Я надеюсь, что после моей смерти вы отмените свое решение».

Письмо Тирцы даже не попало к судье, поскольку было перехвачено службой судебной безопасности. После этого жалоба на письмо была передана в полицию. Вначале уголовное дело было открыто за «угрозы в адрес судьи», но, поскольку самого письма судья не видела, дело переквалифицировали в «попытку угрозы».

В своих показания Тирца сказала, что не угрожала судье, а лишь хотела выразить свое отчаяние.

Эта история подняла принципиальный вопрос: может ли быть уголовно наказуем человек, который угрожает убить себя? Должны ли в подобном случае вмешиваться социальные службы?

Феномен угрозы самоубийства не нов в Израиле. Лишь недавно израильская полиция подала обвинительное заключение в отношении иностранной рабочей, которая угрожала покончить с собой, если ее покинет супруг.

Однако это первый случай, который дошел до Верховного суда. Адвокат Моше Кашелес настаивал на том, что заявление о намерении совершить самоубийство не является уголовным преступлением, ибо самоубийство и покушение на самоубийство не запрещено законом (в 1966 году самоубийство было исключено из списка преступлений).

Прокуратура заявила, что угроза самоубийства не является средством самовыражения независимо от того, разрешено или запрещено самоубийство. Представители прокуратуры предложили также переквалифицировать дело с «попытки угрозы» на «незаконное влияние», учитывая то, что письмо имело целью оказать влияние на результаты судопроизводства. Кроме того, данное письмо может рассматриваться, как попытка шантажа.

Судья Барак-Эрез отвергла позицию обвинения, и отметила, что поскольку Тирца в конце концов не покончила с собой, то можно считать, что она не выполнила свою угрозу. Судья назвала письмо «грубым и жестоким», однако не признала его «покушением на угрозы».

Адвокат, представляющий интересы Тирцы от имени клиники защиты прав подсудимых при тель-авивском университете сказал:

— Решение Верховного суда окажет влияние на многие случаи, когда были поданы обвинительные заключения против людей, угрожающих причинить себе вред. Верховный суд разъяснил, что это не является нарушением закона, и человеку, попавшему в беду, необходимо лечение и помощь, а не обвинительное заключение, которое еще больше ухудшит его состояние.

Равиталь Ховель, «ХаАрец«, А.Р.
Фотоиллюстрация: заседание Верховного суда. Фото: Эмиль Сальман.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend