Угроза на Синае: почему египтяне не могут победить ИГИЛ

Боевики Исламского Государства вновь напомнили о себе на Синайском полуострове, открыв огонь по египетским силовикам. Один полицейский погиб, еще 4 человека были ранены.

Случилось все в дни Пасхи, близ католического монастыря Санта-Катарина, одного из самых значимых для местных христиан и одного из наиболее посещаемых туристами памятников на территории Синая. По сути дела это первый теракт в Южном Синае со дня взрыва российского лайнера, направлявшегося из Шарм аш-Шейха в Санкт-Петербург в октябре 2015 года. Египетские власти пообещали усилить охрану туристических объектов на полуострове, но до полного искоренения угрозы им еще очень и очень далеко.

Из ряда многих других терактов на Синае этот выделяется местом: южная часть полуострова (в 4 раза превосходящего по территории Израиль) оставалась местом относительно спокойным — по сравнению с расположенными на севере городами Рафиах, Эль-Ариш, Шейх-Зувейд и другими. Там уже довольно давно, в последние 5-6 лет, действуют радикальные исламистские группировки — Исламское Государство и другие, например Ансар Байт аль-Макдас, присягнувшие ИГИЛ на верность. И так же давно там все воюют со всеми — контрабандисты наркотиков с исламистами, бедуинские племена, укрывающие террористов, с другими бедуинскими племенами, которые страдают от вылазок террористов, египетская армия, местные милиции и т.д. Здесь, все, у кого есть оружие, держат его взведенным.

А вот в южной части Синая все эти годы обходилось почти без терактов. Египетские власти всячески пытались убедить своих иностранных гостей в безопасности южной части полуострова, утверждая, что делают для этого все возможное. Так что теракт в непосредственной близи от Санта-Катарины — это не только удар по туристической отрасли, чьи объекты сконцентрированы на юге (Шарм а-Шейх, например, по сей день не восстановил поток туристов, иссякший после взрыва самолета с гостями из Санкт-Петербурга). Это демонстрация несостоятельности попыток египетского правительства не то что победить террор, то хотя бы удержать его в пределах северной мухафазы (области).

ИГИЛ сразу взял на себя ответственность за этот теракт, как бы говоря: мы не намерены ограничиваться севером полуострова, мы будем действовать везде, где нам заблагорассудится, и на этот раз на прицеле – Южный Синай, крайне важный для Египта регион, где сосредоточен весь красноморский туризм. Это заявление можно рассмотреть, как прямой вызов, брошенный исламистами президента Абд аль-Фаттаху ас-Сиси. Он объявил о непримиримой борьбе с исламистами на Синае еще в бытность министром обороны, под началом у президента-исламиста Мухаммада Мурси. Тогда, после страшного теракта в Рафиахе, в котором погибли десятки египетских солдат, ас-Сиси объявил о начале операции «Орел». Об окончании этой операции сообщено не было.


Историческая справка: Кэмп-Дэвидские соглашения ограничивают численность египетских войк на Синайском полуострове, который признандемилитаризованной зоной. А сам Синай разделён на четыре зоны: A, B, C и D. В зоне А, восточнее Суэцкого канала, египтянам разрешено иметь одну механизированную пехотную дивизию численностью в 22 тысячи человек. В зоне В располагаются четыре батальона. В зоне С, у израильской границы, располагаются только военные полицейские и многонациональные силы. В зоне D дозволено развернуть 4 пехотных батальона.

Вводить на Синай дополнительные войска Египет может только с согласия Израиля. Египетские власти так и поступили в августе 2011 года. 14 августа, с разрешения Израиля, на полуостров были введены 2500 солдат и 250 бронетранспортёров. 5 августа 2012 года Египет вновь уведомил израильтян об увеличении воинского контингента на Синае — и это уже после того, как на полуостров было введены несколько десятков танков, а также истребители и вертолёты. До терактов Израиль соглашался на размещение только шести батальонов и семи отдельных рот, в том числе, одной танковой.


Возникает вопрос: почему египетская армия, которая задействует огромное количество солдат, авиацию и танки против нескольких тысяч джихадистов, пользующихся поддержкой лишь местных бедуинских племен, да и то не всех — до сих пор не смогла восстановить порядок на Синае? Египет регулярно просит у Израиля разрешения на ввод дополнительных воинских подразделений для борьбы с исламистами, и постоянно получает добро, однако ситуация к лучшему не меняется. Напротив, несколько месяцев назад террористы ИГИЛ полностью захватили контроль в городе Шейх Звейд и удерживали его на протяжении нескольких дней. Затем местные христиане получили «последнее китайское предупреждение» от игиловцев и в срочном порядке покинули насиженные места.

Не углубляясь в дебри конспирологии , скажу лишь одно: если армия не может на территории, полностью ей подвластной, разобраться с несколькими тысячами боевиков, которые там засели — это наводит на некоторые невеселые мысли. Очевидно, что стратегия, которой Египет придерживался на Синае на протяжении всех последних лет, не привела к желаемым результатам. Многие эксперты, и в Египте и за его границами убеждены в том, что война против террористов должна также сопровождаться реформой в сфере образования и социальной сфере, которая была запущена, в особенности в северной части Синая, на протяжении многих лет. Однако пока Египет продолжает лишь наводнять полуостров все новыми и новыми подразделениями.

И мне кажется, что Израиль не должен автоматически подписывать новые разрешения на введение дополнительных сил на Синай. Это нужно взвешивать более тщательно. Потому что речь идет о многолетней войне. Неизвестно, когда она закончится, но даже если закончится — будет очень и очень нелегко сказать египтянам: «знаете, а теперь возвращайтесь к исходным позициям, отраженных в Кэмп-Дэвидских соглашениях».

Стоит учитывать, что в Египте, как уже показала практика, возможны различные сценарии развития политической ситуации, и вполне вероятно, что в будущем к власти в стране может прийти президент, который не будет относиться к Израилю так дружественно, как нынешний. Как тогда поведет себя наша страна, поставив саму себя перед фактом присутствия в демилитаризованной зоне Синая огромного количества египетских военных? Как будет действовать Египет, где у руля могут оказаться недружественные Израилю силы?

Очевидно, что сегодня для нашей страны ситуация на Синае важна не только в сфере борьбы с исламистским террором. Важность имеет и наращивание присутствия египетской армии так близко к нашим границам. Этот вопрос следовало бы подробно обсудить нашему руководству, военным и членам комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне. Причем уже в ближайшее время.

P.S. Сразу после инцидента близ монастыря Санта-Катарина, израильский Штаб по борьбе с террором сообщил: переход Таба на израильско-египетской границе останется закрытым, вплоть до последующего уведомления.

Фотография Томер Аппельбаум, «ХаАрец»

Размер шрифта

A A A

Реклама