Фото: Umit Bektas, Reuters

Удар янычара: Турция превращается в султанат

Две недели назад в политический лексикон Турции вернулось из глубин истории понятие «османская пощечина». Или, как еще иногда говорят, «удар янычара».

Как долго еще США будут терпеть наглость турков

Корни этого знаменитого выражения уходят в глубокое прошлое — приблизительно в 1634 год, когда османами правил султан Мурад Четвертый. Он был известен, в частности, своей жестокостью. И, как гласит легенда, однажды залепил напавшим на его главного визиря двум солдатам пощечины такой силы, что буквально убил их на месте.

Якобы, тогда «османская пощечина» и стала нарицательной, а затем уже искусством этого удара стали овладевать янычары, в рамках военной подготовки. Говорят, что те, кто достигал совершенства в мастерстве подобного удара, могли ломать человеческие черепа или убивать им лошадей.

После того, как Белый дом пригрозил Турции ответными мерами в случае, если ее войска атакуют американские военные части, дислоцированные в курдских провинциях Сирии — президент Реджеп Эрдоган в ответ блеснул эрудицией. Вспомнив славное историческое прошлое Османской империи, он сказал:

«Те, кто говорит, что станет реагировать в случае нападения, видимо, не испытали на себе, что такое «османская пощечина».

Ранее турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу предупредил, что отношения его страны с США достигли такой стадии, что они «либо улучшатся, либо полностью рухнут».

Через два дня после прозвучавшего упоминания об «отоманской пощечине» госсекретарь США Рекс Тиллерсон прибыл в Турцию лишь для того, чтобы встретиться с Эрдоганом. Они говорили на протяжении трех с половиной часов. Сомнительно, что Тиллерсон понимал нюансы термина «османская пощечина», поскольку, в нарушение протокола, он беседовал с турецким президентом без собственного переводчика и без советников. Переводчиком при их беседе выступал турецкий министр иностранных дел.

Пресс-конференция, состоявшаяся по итогам этой встречи, особого оптимизма не излучала. Собравшимся сообщили, что США и Турция договорились создать три совместных координационных комиссии для обсуждения разногласий. Заседание первой из них состоится в следующую пятницу, 9 марта. Стоит отметить, что подобные комиссии, как правило, создаются противоборствующими сторонами; союзникам они не нужны, спорные вопросы запросто улаживают по телефону.

Но вражда между Анкарой и Вашингтоном, похоже, настолько усугубилась, что Эрдоган на этой неделе опять обрушился с критикой на американскую администрацию. При этом тон его выражений был таким, будто это он — глава сверхдержавы, и может указывать своему протекторату, как себя вести.

Россия — как «запасной партнер» Турции

В США теперь обсуждают возможность санкциями наказать Турцию за ее враждебное поведение. Более того, на Капитолийском холме раздаются призывы включить ряду высокопоставленных турецких чиновников в въезд в страну, а еще — прекратить импорт в США турецких пистолетов, охотничьих и помповых ружей и автоматических винтовок — эта статья дохода, которая приносит Турции примерно 100 миллионов долларов. Сумма не большая, но лиха беда начало.

Однако далеко не все выступают за введение санкций против турков; есть в американской и власти те, кто считает, что если озлобить их до предела, то они пойдут на сближение с Россией — в ущерб отношениям с Америкой. Эрдоган прекрасно понимает дилемму, с которой столкнулись американцы, и старается по максимуму ее использовать.

В качестве примера можно привести следующий факт. Совет безопасности ООН принял резолюцию о введении в Сирии 90-дневного прекращения огня — в основном для того, чтобы оказать посильную помощь 300 тысячам жителей Восточной Гуты, страдающим от непрекращающихся бомбардировок. Но Эрдоган ясно дал понять, что его это не касается. То есть, резолюция ООН, по мнению турецкого лидера, не распространяется на боевые действия, которые турецкая армия ведет против сирийских курдов в провинции Африн.

Пресс-секретарь госдепартамента США предложила Эрдогану внимательно прочесть текст резолюции, подчеркнув, что речь идет и об Африне тоже. Похоже, что Эрдоган только этого и ждал: сразу же последовало ответное коммюнике от имени МИД Турции.

«Комментарии пресс-секретаря госдепартамента США лишены оснований и лишний раз доказывают, что она либо не смогла осмыслить формулировку принятой резолюции, либо захотела сознательно ее исказить. Турция действует в Африне, используя свое легитимное право на защиту, как указано в статье 51 Устава ООН».

Однако вторжение в Африн — операция с циничным названием «Оливковая ветвь» — отнюдь не ограничивается собственно решением турецкой проблемы. Они хотят очистить пограничную зону в Сирии от курдских милиций, а перед Вашингтоном встает более сложная дилемма: предпочтет ли он альянс с Анкарой, или намерен поддержать курдов, доказавших свою эффективность в боях против боевиков «Исламского государства»?

Турция требует, чтобы США не только разорвали отношения с курдскими подразделениями, но и отобрали предоставленное в их распоряжение тяжелое вооружение. На том основании, что это вооружение курды получили только для боев с ИГИЛом, которые уже завершены. Турция полагает, что может предъявлять подобное требование американской администрации, «шантажируя» ее потенциально возможным союзом с Россией — которая, кстати, и сама использует турков, надеясь вытеснить из региона американских военных.

Но и Москва не чувствует от Анкары безоговорочной поддержки, потому что присутствие Турции в Сирии мешает восстановлению режима Асада, а русские, в свою очередь, придают колоссальное значение участию курдов в процессе внутриполитического сирийского урегулирования. И пока в России размышляют, Асад направил несколько проправительственных отрядов поддержать курдов. А министр иностранных дел РФ Сергей Лавров дал после этого понять, что «Турция может защищать свою безопасность, только вступив в прямой диалог с Асадом».

Турция, однако, решительно отказывающаяся вести переговоры с Асадом. Подобная постановка вопроса чуть остудила пыл Анкары, которая не может позволить себе конфронтацию еще и с Россией. Чтобы успокоить российскую сторону, старший советник Эрдогана Ибрагим Калин сформулировал довольно сложное объяснение: «в случае необходимости наши разведчики могут поддерживать прямые или косвенные контакты с сирийским режимом».

Словом, не признание Асада — но и не полное отчуждение от него. И в этом политическом танго, для которого всегда нужны двое, Россия пытается не наступить на самый больной турецкий мозоль.

Как считает РФ, резолюция ООН, о которой шла речь, безусловно, включает и замораживание турецкой наступательной операции в Африне. Однако на данном этапе Кремль предпочитает не давить на Анкару.

«Соединенные Штаты подтолкнули Турцию к вторжению в Ирак, снабдив курдов современным оружием», — сказал на днях помощник секретаря Совета национальной безопасности России. Эта удобная формулировка не возлагает вину на Эрдогана, но и не выказывает поддержки проводимую им операцию.

Как скоро президент сможет стать султаном

Деятельность Турции в Сирии неразрывно связана с политической стратегией, которой придерживается Эрдоган. А он, по оценкам экспертов, скорее всего, объявит о досрочных выборах президента и парламентских выборах уже в июле нынешнего года — примерно, за полтора года до официально установленного срока.

Данная оценка ситуации, учитывает возможный союз Эрдогана с руководством националистической партии, во главе с Девлетом Бахчели. На этой неделе лидер националистов заявил, что готов в случае необходимости пожертвовать собой во имя успешного завершения операции «Оливковая ветвь». Судя по всему, Бахчели нуждается в поддержке Эрдогана не меньше, чем Эрдоган нуждается в поддержке националистов — если хочет получить на выборах более пятидесяти процентов голосов.

Амбиции президента Турции простираются весьма широко. Он хочет реализовать многие полномочия, которыми его наделили принятые поправки к Конституции страны. Эти поправки, как известно, были одобрены всенародным референдумом. Они включают в себя отмену должности премьер-министра и передачу его полномочий президенту; широкие полномочия по отбору кандидатов для участия в парламентских выборов от имени правящей партии; изменения в правилах назначения судей; расширение полномочий по роспуску парламента. Предполагается, что все эти изменения обретут в силу на следующих выборах, и потому Эрдоган и хочет приблизить их срок.

Операция в Африне пользуется поддержкой широких слоев населения Турции, она популярна не только среди сторонников правящей партии справедливости и развития. Кроме того, Эрдоган вызывает восхищение многих сограждан своей «стойкой позицией» по отношению к администрации США и странам ЕС, которым он угрожает наплывом исламистов ИГИЛа из Турции. Это — еще одна причина, по которой операция в Африне популярна в народе.

Правоохранительные органы, подчиняющиеся Эрдогану, задерживают десятки людей в неделю, обвиняя их в причастности к неудавшейся попытке государственного переворота в июле 2016 года. Так что, стремясь задавить прокурдскую партию, президент не особенно озабочен международными порицаниями за нарушение прав человека.

Известные турецкие журналисты и общественные деятели, такие, как Мехмет Алтан, Ахмет Алтан и Назлы Ылыджак, были приговорены к пожизненному заключению. Семь депутатов-курдов были сняты со своих постов. Лидер прокурдской партии Селахаттин Демирташ сидит в тюрьме вот уже восемнадцать месяцев. В государственном вещании запрещена трансляция 208 песен из-за их содержания, многие из которых в свое время исполняли знаменитые турецкие певцы. Все это — в дополнение к продолжающейся политике репрессий против СМИ.Лишь однажды Эрдоган уступил, когда канцлер Германии Ангела Меркель пригрозила отменить сделку по поставке танков «Леопард» в Турцию из-за ареста немецкого журналиста Дениза Джогала. Ему не предъявляли обвинения в причастности к терроризму, как это часто сейчас бывает в Турции, но обвинили в оскорблении существующего режима. Без всякого судебного разбирательства этот журналист был освобожден две недели тому назад.

В отличие от Джогала, американский священник Эндрю Бронсон находился под стражей в Турции с октября 2016 года по подозрению в причастности к попытке государственного переворота. Турецкий президент заявил, что был бы готов выпустить священника — в обмен на экстрадицию из США Фетхуллаха Гюлена, личного врага Эрдогана, обвиненного в инициировании государственного переворота.

Похоже, Меркель готова сделать гораздо больше для своих граждан, нежели президент Трамп. Или, скажем так, она в состоянии угрожать Эрдогану на понятном для него языке.

А поскольку турки полны энтузиазма по отношению к операции в Африне — возможно, эта страна и впрямь созрела для досрочных выборов, результаты которых дадут возможность Эрдогану править столько же, сколько в свое время правил Ататюрк.

Цви Барель, «ХаАрец». М.К. Фото: Umit Bektas, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend