У солдат на границе с Газой не было выбора

Шестьдесят два года назад начальник генштаба ЦАХАЛа Моше Даян воздал дань Рои Ротбергу из Нахаль Оз. Арабы из Газы убили его, и к тому же надругались над его телом.

«Что мы можем сказать об их дикой ненависти к нам? — воззвал Даян, чья поминальная речь давно стала классикой. – Восемь лет они живут в лагерях беженцев в Газе… Мы забываем, что эта группа мальчиков из Нахаль Оз заслоняет собой тяжелые ворота Газы — ворота, вокруг которых — сотни тысяч глаз и рук тех, кто молится за нашу слабость. И если она наступит, они разорвут нас на куски. У наших детей не будет жизни, если мы не выкопаем убежища, а без забора с колючей проволокой и пулеметом на вышке мы не сможем проложить дороги и вырыть колодцы…»

Четырежды за последние недели я побывал на КПП «Карни», к западу от Нахаль Оз – там, где на палестинской стороне напротив поджигали шины, бросали камни и запускали воздушные змеи с «коктейлями Молотова». Время, казалось, остановилось.

Даян хорошо понимал ситуацию, и через одиннадцать лет после убийства Ротберга, говоря о целях войны 1967 года, он подчеркивал, что ЦАХАЛ не должен занимать сектор Газа. Но армия поступила иначе — чтобы последующие поколения это оплакивали.

Арабские лидеры превратили своих людей в беженцев, объявив войну евреям в 1948 году, и ХАМАС, под чьей властью находятся жители сектора Газа, вводит их в заблуждение.

Израиль прав, но это отнюдь не решает проблемы.

Сектор страдает от многих болезней, уподобившись пациенту с высоким давлением, диабетом и повышенным холестерином одновременно. Для улучшения ситуации в Газе нужно международное сотрудничество, в орбиту которого должны быть вовлечены многие арабские и западные страны, а также нужна специальная программа восстановления, с оригинальными и смелыми идеями.

Однако если продолжить аналогию с больным, ситуация скорее похожа на сердечный приступ, отменяющий любое другое лечение. Все внимание сосредоточено на неотложной медицинской помощи. Этот приступ — «марш возвращения», который цинично инициировало руководство ХАМАСа, чтобы нанести вред Израилю, и одновременно попытаться взять в тиски администрацию ПА в Рамалле. Это сложный тактический ход, при котором принятие Израилем условий «худны» (перемирия) было бы отвратительным решением, пусть даже оно дало бы нам несколько лет мирного сосуществования.

«Марш возвращения» — это провокация ХАМАСа, чьи лидеры уже устали от запуска ракет и рытья туннелей. Но любой, кто стоит на КПП «Карни», чья работа вот уже девять лет как парализована, понимает: если ЦАХАЛ позволит хотя бы сотне из десятков тысяч демонстрантов преодолеть пограничное заграждение — никто не остановит их на пути к киббуцу, чье имя стало известно всей стране после убийства Рои Ротберга.

Умереть ни за что среди бела дня – это катастрофа для палестинцев, которых ХАМАС обманул. Десятки из них погибли во время демонстрации. По сути дела, их, беспомощных и обманутых, послали на верную смерть.

Но это, увы, плохо и для Израиля. Это наносит ущерб образу страны в глазах всего мира.

Однако горькая правда заключается в том, что на данном этапе во время столкновений у пограничного забора между Израилем и сектором Газа у ЦАХАЛа не было выбора. В частности, разведданные, имеющиеся в распоряжении командующего дивизией «Газа», бригадного генерала Иегуды Фукса, свидетельствует об эскалации насилия со стороны палестинцев. Лидеры ХАМАСа спровоцировали насилие, добиваясь, чтобы на силу ответили силой.

Израильтянин, который приходит в ужас от фотографий с десятками убитых палестинцев, знает, что эти снимки были бы во сто крат страшнее, если бы мятежники из Газы прорвали заграждение и смогли добраться, не дай Бог, до какого-то из детских садов, расположенных недалеко от сектора Газа.

Жестокий выбор, о котором говорил Моше Даян, по-прежнему стоит перед нами.

Дан Маргалит, «ХаАрец». М.К. Фото: Нир Кейдар

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend