Джемаль Паша. Фотография с Викисклада, International News Service. Public Domain

Туркам и сто лет назад не нравилась еврейская пресса

24 декабря 1914 года военный губернатор Сирии Ахмед Джемаль-паша издал указ о закрытии еврейских газет в Эрец Исраэль. Это решение было принято правительством Оттоманской империи в рамках ужесточения внутренней политики после начала Первой мировой войны.

К этому времени в Эрец Исраэль проживало около 85.000 евреев. В большинстве своем это были подданные Российской империи, не имевшие официального вида на жительство в Оттоманской империи. Но, тем не менее, все вопросы можно было решить с помощью «бакшиша» — взятки. Палестина была южной окраиной Дамасского вилайета, за тем, что делают местные чиновники, толком никто не следил, и они, в общем, делали, что хотели.

Ситуация изменилась после того, как 2 ноября 1914 года Российская империя объявила войну Оттоманской. Тогда турки спохватились: ведь большинство находящихся в Палестине евреев — граждане враждебного государства! Всем подданным России и других стран Антанты, было предписано покинуть пределы Оттоманской империи или принять ее гражданство, что означало для мужчин немедленный призыв в действующую армию. Поскольку выполнять это предписание никто не торопился, рассчитывая на традиционную возможность «договориться», турки решили продемонстрировать, что времена изменились.

Среди бела дня 17 декабря 1914 года полицейские и солдаты турецкой армии начали задерживать еврейских жителей Яффо и Тель-Авива. Аресту подвергались все без разбора — мужчины, женщины, дети и старики. При этом никто не интересовался, являются ли они членами одной семьи. Отцов и матерей разлучали с детьми, разлучались супружеские пары. К вечеру 700 задержанных евреев привезли в яффский порт и погрузили на борт итальянского корабля «Флорио», направлявшегося в Александрию.

Еврейский ишув в Эрец Исраэль охватила паника. Евреи направили в Стамбул срочную депешу султану с просьбой защитить их и приструнить губернатора Яффо Баха ад-Дина, давшего приказ о депортации 17 декабря. Султан, ознакомившись с посланием, велел приостановить изгнание евреев. Но наступление на их права, тем временем, продолжилось. С начала ноября евреям было запрещено носить оружие и отправлять письма на идиш и на иврите. 24 декабря Джемаль-паша издал указ о запрете еврейской прессы.

К тому времени в Эрец Исраэль выходили в свет три ежедневные газеты на иврите и два еженедельника — не так уж мало для 85.000 потенциальных читателей. Газета «Мория» была органом хасидской общины, газета «Ха-херут» выражала интересы религиозных сефардов. Газета «Ха-Цви» (называлась также «Ха-ор») являлась органом светских интеллектуалов Эрец-Исраэль. Ее основал в 1884 году Элиэзер Бен-Йегуда, он же был бессменным главным редактором газеты. Социалистические движения представляли два еженедельника – «Ха-поэль ха-цаир» и «Ха-ахдут», орган партии «Поалей Цион».

А первые газеты на иврите появились в Эрец Исраэль еще 1863 году. Общину хасидов представляла газета «Хавацелет» (ее преемницей в 1910 году стала уже упоминавшаяся выше «Мория»). Их противников – литваков-«миснагдов» – газета «Ха-Леванон». В то время в Эрец Исраэль проживало всего 20.000 евреев. Но борьба между газетами, представлявшими две недолюбливавшие друг друга общины, велась нешуточная. Она особенно обострилась, когда в 1882 году редактором «Хавацелет» был назначен Элиэзер Бен-Йегуда. «Хавацелет» считалась более прогрессивным изданием, «Ха-Леванон» — консервативным. Отголоски скандальной полемики между газетами в Эрец Исраэль нашли отражение в рассказе Шолом-Алейхема «Новая Касриловка»:

«Поскольку в современной Касриловке всего по два, то еврейских газет там тоже две: «Ермолка» и «Котелок». Каждая газета называет себя не только первым, но и единственным органом печати в Касриловке. Конкурент игнорируется полностью, как будто он и не существует, даже упоминание его имени запретно, как свинина. Лишь в крайнем случае, когда возникает настоятельная необходимость в том, чтобы выругать, ошельмовать друг друга, когда иначе уж никак нельзя, «Ермолка» называет своего соседа «Обшарпанным котелком», а «Котелок» обзывает свою соседку «Гнилой ягодкой». Такого рода литература больше всего нравится касриловскому читателю. Это у него называется «критикой», и когда редакторы обеих газет критикуют один другого, он в восторге».

Всему этому пиршеству пришел конец 24 декабря 1914 года, когда Джемаль-паша запретил еврейские газеты в Эрец Исраэль. В этот день, в последнем своем выпуске «Ха-Цви» успела напечатать воззвание самого Джемаль-паши «К жителям Сирии». В нем, в частности, говорилось: «С Божьей помощью, я принял на себя командование армией, направляющейся освободить Египет. Мы находимся в начале новой эры, и я прошу Всевышнего дать нам победу, позволить свету одолеть тьму и восторжествовать исламу. Мы должны приложить все усилия и пожертвовать всем, чтобы добиться этой победы».

Запрет прессы на иврите привел в отчаяние еврейских жителей Эрец Исраэль. Они обратились к оттоманским властям с просьбой позволить хоть какое-то послабление. Лидеры общины в своем послании Джемаль-паше писали, что многие живущие в Эрец Исраэль евреи просто не знают турецкий язык, и без какого-то печатного органа на иврите останутся в полном неведении о происходящем. И Джемаль-паша, находившийся в те дни в Иерусалиме, смилостивился. Он согласился дать интервью главному редактору газеты «Ха-херут» Хаиму Бен-Атару.

Это был молодой энергичный человек, который приехал в Эрец Исраэль из Марокко. Беседа еврейского журналиста с оттоманским военачальником была напечатана уже 28 декабря. «Я уверен, что, если постараться, многие евреи захотят принять гражданство Оттоманской империи и помочь своей стране, — сказал Бен-Атар. — Это может быть немалой силой». «Да, — согласился Джемаль-паша. — Я прекрасно понимаю, что речь идет о значительной силе, и поэтому со всем вниманием отношусь к этому вопросу. Мы много слышали о вашей общине. Хочу сказать, что мы очень довольны ее поведением. Мы испытываем к вам полное доверие».

Не совсем понятно, как слова о доверии к еврейской общине соотносятся с другими действиями Джемаль-паши, но для газеты «Ха-херут» он все же сделал исключение. Изданию Хаима Бен-Атара было позволено выходить в свет. «Ха-Херут» оставалась единственной еврейской газетой в Эрец Исраэль до апреля 1917 года. Тогда ее пришлось закрыть — это произошло после того, как Бен-Атар был призван в оттоманскую армию. Когда в декабре 1917 года англичане завоевали Палестину, он попытался возобновить выпуск газеты, но добиться этого не успел. В 1918 году Бен-Атар умер от воспаления легких. Ему было всего 33 года. А Джемаль-паша, обвиненный после Первой мировой войны в организации геноцида армян, был убит в 1922 году в Тбилиси активистами партии «Дашнакцутюн» Петросом Тер-Погосяном и Арташесом Геворгяном.

После прихода к власти англичан в Эрец Исраэль наступил новый расцвет еврейской прессы. Возобновил свои выпуски «Ха-поэль ха-цаир», а в 1919 году начали выходить в свет две новые газеты «ХаАрец» и Доар хайом». Но это уже другая история.

Борис Ентин, «Детали». На фото: Джемаль Паша.

Фотография с Викисклада, International News Service. Public Domain

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend