Ципора в руках

Назначение Ципи Ливни на должность лидера оппозиции позволило ей — и тому, кто ее назначил, председателю партии Авода Ави Габаю, — сфотографироваться вместе в качестве партнеров, плечом к плечу, в первый раз. 

До недавнего времени подобный снимок был абсолютно фантастическим, хоть и напрашивающимся. Тот, кто слышал Габая высказывающегося про свою партнершу, доставшуюся ему по наследству, о ее требованиях и поведении, и точно также слышал ее, говорящую о его высоко задранном носе, высокомерии и скверном характере — затруднялись поверить, что эти двое обнаружат себя в конце концов рядом под хупой. 

Однако — то, что должно было случиться, случилось. Он испугался ее угроз покинуть Сионистский лагерь и баллотироваться самостоятельно или же примкнуть к одному из новых лидеров на политическом ринге, что уничтожило бы партию Авода окончательно, спустив ее к однозначному числу мандатов. В разговорах с депутатами Габай признавался, что реально опасается такого сценария. Она, со своей стороны, не очень-то рвалась снова путешествовать между партиями, как она это делала на последних четырех выборах в кнессет. Если бы Габай думал наперед, он должен был закрыть с ней сделку сразу после своей победы на праймериз, когда опросы предрекали ему 23-24 мандата. Тогда он был получил ее по ценам конце сезона. Сейчас, когда его положение гораздо слабее, а опросы предрекают ему на 10 мандатов меньше, он вел трудные переговоры, будучи прижатым к стене, с одной рукой, привязанной за спиной. 

Эта пара будет работать вместе не от хорошей жизни. Между ними нет взаимного доверия, нет симпатии, но есть сомнения и злость. Их разделяет долгий год отсутствия взаимопонимания и взаимного недоверия. Этот осадок никуда не исчез и не исчезнет в будущем. Все всплывет вверх в самый неудобный момент, например в ходе выборов, когда каждое подобное недоразумение или скандал раздуваются в сто раз и попадают на первые полосы газет. 

В ходе переговоров Ливни использовала оружие раскола. Она позаботилась заказать опросы, обещающие ей 7-8 мандатов, если та будет баллотироваться самостоятельно. У Габая не было достойного ответа на эту угрозу. Он требовал единоличного руководства, не партнерства — почти на уровне сиамских близнецов, которое у нее было с ее приятелем Бужи Герцогом. Взамен он пообещал ей то, что не собирался ранее давать: бронь для шести представителей партии Ха-Тнуа в числе первых 25-и мест фракции Сионистского лагеря. Второе место для Ливни, 12 для Йоэля Хасона, 16, 21, 24 и 25. Собственно, он предоставил ей первые три места. Он знает, что вторая тройка существует лишь теоретически. Она тоже. Но какое ей дело. 

Значит, Хасон может спать спокойно. Бывший руководитель движения молодежи Ликуда будет в следующей фракции, вместе с лидером партии, которая была членом Ликуда и Бейтара. Во главе списка находится лидер Габай, который в прошлом голосовал за Ликуд. Герцог, МАПАЙный принц, покидает фракцию ради Еврейского агентства. Он вернется через три года (ради президентского поста) или через 4 года, в кнессет 22-го созыва.  

Наследница Герцога, рвущаяся в бой, надеялась, что Герцог покинет пост лидера оппозиции сразу же после ее назначения и позволит ей официально заступить к исполнению обязанностей. Но это не в случае с Герцогом, которого мы знаем. Он осторожен, он рассчетлив, он будет ждать до последнего, до 31 июля в полночь, до той минуты, пока его назначение на пост главы Сохнута вступит в силу. Кто знает, что может случиться. До этого он может встретиться в последний раз с Нетаниягу и его военным секретарем для периодического отчета. Нетаниягу будет сожалеть, наблюдая, как за Герцогом закрывается дверь. Он был удобным лидером оппозиции, мягко выражаясь. Ливни будет вести себя иначе, совсем иначе. Она чувствует бремя ответственности на своих плечах. Она получила привилегию вести за собой фракцию Сионистского лагеря в преддверии следующих выбороа и улучшить ее положение в опросах. Она уже заявила, что не будет возражать, если ей придется передвинуться на одно место, если к списку присоединится человек, обладающий электоральным потенциалом и оборонной аурой. Она имеет в виду прежде всего Бени Ганца. Второе имя, которое всплывает в этой связи, это имя Эхуда Барака. Барак продвигал интересы Ливни у Габая. В частности, он настаивал, чтобы Габай назначил ее на пост лидера оппозиции, даже без подписания договора о сотрудничестве между Аводой и Ха-Тнуа.

В случае, если Ганц в конце концов не приземлится в Сионистском лагере, Барак может обосноваться в списке на личной броне Габая (который обеспечил себе право назначить двух человек в первой десятке). Бараку на данный момент ничего не обещано, однако оборона будет играть центральную роль на выборах — а у Барака есть что сказать на эту тему. Когда Барак говорит — к нему прислушиваются. 

Кстати, про Ганца. Он продолжает проверять возможность создания новой партии, с которой пойдет на выборы или же примкнет к существующей структуре. Он встречался с бизнесменом Коби Рихтером. Они разговаривали про бизнес, но не забывали и про политику. Рихтер является также лидером движения «Даркейну», насчитывающем около 200 тысяч человек. Каждая партия, особенно партия зарождающаяся, будет рада выйти на улицы, обладая подобной базой данных. Бывший глава генштаба продолжает раздумывать, как и когда заявить о своих намерениях. Если он выберет путь присоединения к существующей партии, он предпочтет пойти по дороге Ливни и привести в партию своих людей, которые будут подчиняться ему, а не в гордом одиночестве. 

Йоси Вертер, «ХаАрец». И.М.
На фото: Ципи Ливни, Ави Габай. Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend