Три круга коррупции

Согласно постановлению суда, сейчас времено ограничены данные о расследовании «дела о подводных лодках». Это связано с соглашением, подписанным государственным свидетелем Мики Ганором. Так что некоторое время мы не сможем получать информации о ходе проводимого в Бейт-Шемеше расследования.

Не совсем понятно, связано ли ограничение на публикацию только с подписанием соглашения с государственным свидетелем, или со стратегией, призванной скрыть дальнейший ход расследования.

Согласно тексту подписанного соглашения, Ганор будет приговорен к лишению свободы сроком на один год, и заплатит штраф в размере 10 миллионов шекелей.

Если мы сравним результаты этого соглашения с другими, которые были подписаны государственными свидетелями по различным делам, то увидим некоторые расхождения. Скажем, Ганор все-таки будет отправлен в тюрьму. При этом, к примеру, Шмуэль Данкер, государственный свидетель по делу «Холилэнд» (дело связанное с деятельностью Эхуда Ольмерта и строительного проекта «Холилэнд» в Иерусалиме – прим. «Деталей») не только не был приговорен к реальному сроку, но государство согласилось также выплатить его многомиллионные долги. Правда, сам Данкер умер во время расследования.

Возможно, такая разница объясняется тем, что государство и полиция собрали много свидетельств против Данкера, и в результате ему пришлось подписать сделку на менее выгодных условиях.

С самого начала расследования были опубликованы имена трех подозреваемых: это посредник Мики Ганор и его окружение, все – выходцы из военно-морского флота, контр-адмирал Элиэзер «Чайни» Маром (бывший командующий военно-морского флота Израиля), бригадный генерал Авриэль Бар-Йосеф (Нетаниягу хотел назначить его на пост главы Совета национальной безопасности).

Но, похоже, сейчас на Ганора оказывается серьезное давление, чтобы он дал показания на других людей, имевших причастность к сделке — включая Давида Шимрона, который ранее выполнял функции адвоката Нетаниягу.

Тут надо подчеркнуть, что как Нетаниягу, так и Шомрон утверждают, что адвокат не рассказывал об условиях сделки. Кроме того, еше несколько месяцев назад юридический советник правительства Авихай Мандельблит сообщал о том, что Нетяниягу не является подозреваемым по «делу о подводной лодке».

Шомрон начал представлять Ганора в 2009 году. В ходе расследования их пути разошлись. Несколько недель назад, еще до разработки окончательного соглашения, Ганор нанял для услуг адвоката Эли Зоара, который уже представлял его в прошлом, пока Ганор не обратился к услугам Шомрона.

Следователи наверняка зададут вопрос – почему Ганор вначале обратился к услугам Шимрона? Зоар является достаточно опытным адвокатом, и работал с Ганором ранее.

Ганор обладал достаточно хорошими связями, и уже был знаком с Маромом и Бар-Йосефом. Это позволило ему отодвинуть бригадного генерала Шайке Барекета от сделки с «Тиссенкруппом».

Можно предположить, что одним из ключевых направлений расследования является выяснение причин связи между Ганором и Шомроном с приходом Нетаниягу к власти.

Публикация результатов расследования вызвала два типа шоковых реакций. Кто-то был поражен огромными суммами денег, к которым получили доступ избранные чиновники государства. Кто-то удивился тому, что подозрения касались «святая святых» — стратегического оружия, имеющего огромное значение для безопасности Израиля. Иными словами, существует подозрение, что некоторые чиновники присваивали средства, которые должны были послужить для Армии обороны Израиля и для защиты самих бойцов.

Еще один вопрос касается долгосрочных последствий коррупции. Полиции пришлось вести расследования в трех различных кругах, касающихся сделок по закупкам вооружения.

  1. Это круг ближайших советников премьер-министра,
  2. Это круг, связанный с Советом национальной безопасности,
  3. Это круг высшего командования ЦАХАЛа.

Если предположить, что Израиль пока остается управляемым государством, то видно, что в последние годы число управленцев свелось к трем личностям. Это премьер-министр и его советники-адвокаты, Давид Шимрон и Шломо Молхо. За последние годы Нетаниягу отдалил от себя множество опытных советников, которые имели на него влияние. Вокруг него остались только адвокаты, входящие в «ближний круг» семьи.

Ситуацию можно сравнить с той, что когда-то сложилась вокруг Дова Вайсгласа, который был адвокатом Ариэля Шарона. Позднее Вейсгласс стал главой канцелярии Шарона. Однако Вайсглас оставил свою деятельность в адвокатской конторе, когда работал главой канцелярии премьер-министра, и полностью сосредоточился на государственной деятельности.

Молхо представляет Нетаниягу в длинном списке государственных переговоров. Его партнер Давид Шимрон не только занимается личными проблемами семьи Нетаниягу, но и вел переговоры от имени партии «Ликуд» по созданию коалиционного правительства. Если Шмирон уже был допрошен по «делу о подлодках», то можн предположить, что скоро полиция займется дейтельностью Молхо, то есть подойдет к Нетаниягу совсем близко.

Второй круг, Совет национальной безопасности, непосредственно касается деятельности премьер-министра и правительства. Следует учесть, что следствие обвиняет Бар-Йосефа в серьезном уголовном преступлении, связанном с коррупцией.

И наконец ЦАХАЛ, третий круг, сам пострадал в результате расследования. Участие высших военных офицеров Израиля, в чине от полковника до бригадного генерала и контр-адмирала в коррупционных схемах может привести к дальнейшим расследованиям.

Так образовались три концентрических круга, участвующих в сделках по закупкам на миллиарды евро. Поскольку все это происходит в сфере безопасности, которая скрыта от глаз общественности, степень надзора за ними чрезвычайно мала.

«Если коррупция достигла хотя бы одного из этих кругов, это катастрофа», — сказал мне источник, ранее занимавший ряд руководящих должностей в системе безопасности. «Однако поскольку подозреваемые занимали ключевые посты во всех трех кругах, то можно предположить, что масштаб кризиса гораздо больше, чем мы себе представляем по публикациям СМИ».

Амос Харэль, «ХаАрец». Фото: Моти Кимхи

Размер шрифта

A A A

Реклама