Фото: Ali Hashisho, Reiters

Третья ливанская война не будет похожа на предыдущие

Заявления израильских политиков и военных о готовности к любому развитию событий на севере страны, вкупе с угрозами «Хизбаллы», создают ощущение, будто эффект сдерживания, созданный Второй ливанской войной, вскоре перестанет оказывать влияние на соседей Израиля.

Бригадный генерал запаса Ихиам Сасон, бывший начальник Штаба по борьбе с террором при канцелярии премьер-министра, предупредил в интервью «Деталям», что новая война на севере будет не похожа ни на первую, ни на вторую ливанскую войну. Следует выйти из концептуальной зашоренности и не обсуждать вероятность начала войны так, будто речь идет о новом сезоне реалити-шоу, считает он.

— Цель Тегерана — уничтожить Израиль. И она не изменилась. Иранцы обладают упорством бегуна на длинные дистанции, и для реализации своих планов они готовят военный плацдарм в Ливане и Сирии, с которого, посредством Хизбаллы и других шиитских формирований, планируют нанести Израилю сокрушительный удар. Ливан стал «Хизбаллостаном», Сирия движется в том же направлении, и все это в пределах непрерывной шиитской оси Иран-Ирак-Сирия и Ливан.

Я полагаю, что на нынешнем этапе стороны не заинтересованы в начале военных действий по своей инициативе. Но изменение соглашения по иранской ядерной программе или, что более возможно, локальный инцидент на северной границе и ложная оценка одной стороной реакции противника могут, как всегда на Ближнем Востоке, привести в течение очень короткого времени к полномасштабной конфронтации.

Региональная ситуация меняется не в пользу Израиля, а это требует большей бдительности. Хизбалла —иранский подрядчик. Насралла не станет самостоятельно инициировать столкновение с Израилем, однако начнет войну, когда Али Хаменаи даст ему сигнал. А пока что Тегеран  вооружает и обучает Хизбаллу.

—Почему, несмотря на результаты второй ливанской войны и резолюцию ООН №1701, Хизбалла не только сохранила свою силу, но даже удвоила, а то и утроила ее?

— Хизбалла — это армия среднего размера, основанная на иранских доктринах ведения войны с преимуществами партизанской организации, которая сочетает террористическую деятельность и специальные боевые методы. Она хорошо обучена и имеет боевой опыт, приобретенный в боях в Сирии. 8000 бойцов Хизбаллы участвуют в сирийской войне. Правда, организация потеряла около 2000 человек, а ее образ сильно пострадал в Ливане и в относительно умеренных арабских странах.

— И как выглядит ее мощь в цифрах?

— У организации 45 тысяч бойцов, половина из них несет постоянную воинскую службу. На ее оружейных складах хранятся более 130 000 ракет, некоторые способны преодолеть до 400 км; другие находятся в процессе доработки и превращения в высокоточное оружие (ракеты типа «Раад»).

По предварительным оценкам, Хизбалла может запускать около 1500 ракет в день. Для сравнения, в 2006 году в день выпускалось около 200 ракет. В распоряжении организации сотни БПЛА, которые могут выполнять миссии наблюдения и сбора информации, а также служить «летучими смертниками», несущими взрывчатку.

Современные ракеты российского производства класса «земля-море» типа P-800 (Яхонт) с дальностью 300 километров и боеголовкой весом 200 кг представляют угрозу военным и гражданским судам. Организация обладает тысячами самых современных противотанковых ракет, и получила передвижные зенитные системы типа SA22, в комплект которых входят ракеты дальностью до 12 км и 30-миллиметровые пушки с дальностью боя до 4 км. У иранцев и, по-видимому, сирийцев, есть зенитные ракетные комплексы С-300, применение которых во время будущей военной кампании может осложнить действия израильских ВВС.

Если на севере по тем или иным причинам начнется война, то при любом из возможных сценариев «Хизбаллой» будут предприняты попытки захватить часть территории Израиля. Они попробуют прорваться к нам по суше, воздуху, морю или под землей. Параллельно будут выпущены тысячи ракет по центрам концентрации гражданского населения и другими важным объектам. Командование Хизбаллы полагает, что  сможет  контролировать ход войны и интенсифицировать боевые действия в соответствии с указаниями из Ирана. Не исключено, что война на севере откроет еще один фронт на Голанских высотах — там Иран и Сирия попытаются оттянуть на себя часть израильских войск.

Я полагаю, что в ходе продолжительных боевых действий на поле боя появится иранское вооружение, чтобы усилить потенциал Хизбаллы. А если в начале боевых действий они смогут добиться каких-то успехов, то могут получить определенную поддержку от ХАМАСа из Газы, или даже в Иудее и Самарии. Несмотря на то, что Хизбалла, по сути дела, стала армией, она не отказалась от партизанских методов. Малые группы боевиков должны будут проникнуть на территорию Израиля, самостоятельно или при поддержке местных элементов, для осуществления терактов.

Именно в интересах Ирана было создать значительную военную силу в Ливане, которая ему безусловно предана и готова выполнить любую миссию. Пока это не угрожает Ирану напрямую, Хаменаи без колебаний пожертвует Ливаном ради того, чтобы нанести Израилю смертельный удар.

Али Хаменаи — образцовая фигура для Хизбаллы. Он диктует стратегические шаги шиитскому движению на всех важных этапах его истории. Он считается имамом, который не ошибается, видит должное и принимает верные решения. Несколько раз Насралла говорил о том, что вторая ливанская война, после того, как она началась, проходила под постоянным и непосредственным руководством Хаменаи.

Деятельность Армии обороны Израиля пока можно определить как «межвоенное противостояние». Она направлена на уничтожение оружейных конвоев, складов и заводов по производству оружия в Сирии. Но если от подобной искры вспыхнет пожар, его будет очень трудно погасить.

— До последнего времени в Израиле считалось, что Хизбалла не пойдет на конфронтацию. Насколько верна эта оценка?

— Со времени второй ливанской войны в Израиле существует ошибочное представление, будто Хизбалла опасается конфронтации. Этот долгосрочный эффект сдерживания вызван тем очень серьезным ущербом, который был нанесен военной и гражданской инфраструктуре в Ливане в 2006 году. Но, без сомнения, это заставило их также переосмыслить ситуацию и готовиться к следующей войне с Израилем с большей серьезностью.

— А насколько серьезно готовится к этой новой войне Израиль?

— На всех уровнях. Помимо переоснащения ЦАХАЛа передовыми системами вооружения и создания военных подразделений для борьбы с Хизбаллой, государство вкладывает огромные ресурсы в сбор информации и разведданных. Продолжается подготовка тыла к чрезвычайным ситуациям, проводятся учения по координации систем ЦАХАЛа, разведслужб, систем внутренней безопасности, служб спасения, организаций здравоохранения и соответствующих правительственных министерств. Учения «Ор Хадган», которые недавно провели войска Северного округа, были самыми масштабными за последние 19 лет. Из уроков второй ливанской войны, будем надеяться, тоже были сделаны соответствующие выводы.

— Может ли мировое сообщество оказать влияние на ситуацию?

— Нам надо убедить США поддержать нас, когда реакция на действия Ирана станет неизбежной. Если война будет нам навязана, следует захватить инициативу — сразу использовать всю возможную военную силу, и затем продолжать увеличивать давление. Перед лицом явного израильского военного успеха Россия и Иран начнут оказывать огромное международное давление, добиваясь прекращения огня. Но эффекта сдерживания в этой войне надо будет добиваться именно для Ирана, а не только в отношении Хизбаллы. Надо недвусмысленно заявить, что ответственность за ущерб, нанесенный Израилю Хизбаллой, будут нести иранцы. Ни в коем случае ситуация не должна выглядеть так, будто это Израиль и Хизбалла воюют между собой, а Иран, якобы, к этому непричастен. Тегеран должен нести ответственность за содеянное.

Олег Линский, «Детали». Фото: Ali Hashisho, Reiters

Интервью подготовлено при содействии проекта «Профессионал национальной безопасности»

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама