Фото: Leah Millis, Reuters

Трамп протягивает руку, Иран недоверчив

Что имеет в виду Дональд Трамп, когда предлагает Ирану вступить в прямые переговоры без предварительных условий? Что скрывается за его словами: «Если мы (и Иран) сможем сделать что-то значительное, это будет прекрасно»? И, самое главное, кому в американской администрации можно верить? Президенту, уже несколько раз просившему о встрече с президентом Ирана Хасаном Роухани? Государственному секретарю Майку Помпео, заявившему, что переговоры с Ираном будут возможны только в том, случае, если Исламская республика продемонстрирует готовность к подлинным изменениям «во многих смыслах» и подчеркнувшему, что Иран должен изменить свое отношение к правам человека? Министру обороны США Джеймсу Мэттису, возражающему против насильственной смены режима аятолл и опровергающему все сообщения о готовящейся атаке против Ирана? Очевидно одно: послания, доносящиеся из Вашингтона, становятся все туманнее по мере приближения даты введения новых санкций против Ирана.

Заявления американского президента и других высокопоставленных представителей администрации ставят все, казалось бы, с ног на голову. Вместо того, чтобы Иран отчаянно стучался в двери Белого дома и просил о пересмотре ядерной сделки и отмене грядущих санкций, США пытаются ухаживать за Тегераном. Туман, преднамеренно напускаемый Вашингтоном, создает ощущение, что американцы готовы смягчить свои позиции. В мае нынешнего года Помпео предъявил Ирану добрую дюжину разнообразных условий для возобновления переговоров, включая прекращение производства баллистических ракет, отстранение от участия в региональных конфликтах. Однако в последние дни все эти требования никак не упоминаются. Вместо этого американская администрация говорит о «смене вектора», о соблюдении прав человека (этот пункт отсутствовал в списке предыдущих требований США к Ирану), а также о «чем-то значительном».

Выражение «без предварительных условий» создает ложное впечатление, что США и Иран готовы начать все с чистого листа. Как будто не было ядерной сделки, под которой американцы поставили свою подпись, а затем отменили ее в мае нынешнего года. Предложение начать новые переговоры означает, с точки зрения Ирана, отмену существующей ядерной сделки, продолжение режима санкций и обсуждение с США всех прочих вопросов, включая участие Ирана в региональных конфликтах, поддержку террористических организаций и нарушение прав человека.

Иран пока что отталкивает протянутую американцами руку и утверждает, что перед началом любых переговоров Вашингтон должен вернуться к заключенной ранее ядерной сделке. Однако и иранцы не отвергают возможности переговоров с США в будущем. Пресс-секретарь иранского МИДа Бахрам Кассами пояснил на этой неделе, что враждебная политика США по отношению к Ирану не оставляет места для диалога между двумя государствами. При этом он подчеркнул, что США зарекомендовали себя как страна, на которую нельзя положиться. Вместе с тем, слова пресс-секретаря иранского МИДа означают, что если «враждебная политика» американцев претерпит изменения, можно будет говорить о начале переговоров.

Этот обмен репликами предназначен, главным образом, для стран ЕС, так и не сумевших запустить новые переговоры с Ираном, а также для Саудовской Аравии и Израиля, опасающихся перемен в американской политике. Позиция Трампа позволяет европейцам рассчитывать не только на возобновление диалога с Тегераном и нейтрализацию грядущих американских санкций, но и на начало прямых контактов между США и Ираном. В данном случае все зависит от того, в какой степени Тегеран опасается новых американских санкций.

Конечно, Иран может рассчитывать на поддержку России и Китая. Кроме того, недавно Иран объявил о новых льготах для зарубежных инвесторов, готовых вложить средства в завершение 75-ти различных проектов. Однако крах иранского риала (на нынешней неделе доллар стоил уже больше 110 000 риалов), рост безработицы и угроза потери рынков сбыта нефти заставляют Тегеран задумать о возвращении к политике «героической гибкости», провозглашенной в 2015 году при подписании ядерной сделки.

У Саудовской Аравии есть инструменты давления на Трампа, но в Эр-Рияде опасаются, что дипломатически-экономический конфликт может перерасти в полномасштабную войну. Нефтеналивной танкер, подбитый на этой неделе хуситами, заставил Саудовскую Аравию приостановить транспортировку нефти через Красное море. Провалы в Йемене, Ливане и Сирии, а также на палестинском направлении, вынуждают наследного принца Мухаммеда Бен Салмана искать новые решения внешнеполитических проблем. Поэтому любые уступки, на которые пойдет Иран по отношению к США, будут восприняты в Эр-Рияде как благо.

Проблема заключается в том, что все прогнозы и предположения строятся сейчас на заявлениях американского президента, постоянно противоречащего самому себе, не проводящего никакой внятной политической линии. Это президент, слова которого о возможности возобновления диалога с Ираном могут утратить силу уже завтра или через неделю.

Цви Барэль, «ХаАрец», Б.Е.

Фото: Leah Millis, Reuters

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend