Трамп и Нетаниягу: планы и реальность

Президент США, приезжающий с визитом в Израиль 22 мая, публично заявил, что добьется успеха в решении нерешаемого израильско- палестинского конфликта, потому что сделка с недвижимостью и политическая сделка ничем не отличаются друг от друга.

Питер Бейкер из «Нью-Йорк таймс» считает, что «бахвальство всегда было главной чертой Дональда Трампа. Но в Белом доме все выглядит гораздо сложнее. Поэтому Трампу надо сделать только одно: поговорить с теми, кто десятилетиями бился головой о ближневосточную кирпичную стену».

«Когда президент говорит, что мы провернем эту сделку, он думает в терминах сделки с недвижимостью» – сказал Аарон Миллер, бывший ближневосточный переговорщик, который провел долгие годы в попытках свести вместе израильтян и палестинцев. «И хотя частично это верно, специфические проблемы, разделяющие израильтян и палестинцев, превосходят «искусство сделки» (название книги Трампа – ред.) настолько, что я не уверен, может ли президент даже представить себе, с чем он имеет дело».

Трамп ясно дал понять, что детали его не интересуют, отказавшись от давней американской приверженности формуле «два государства для двух народов». «За свою жизнь – сказал Трамп – я всегда слышал, что мир между израильтянами и палестинцами – самая трудная сделка. Давайте докажем, что все ошибались».

Но вряд ли для этого созрели необходимые условия. Престарелый и непопулярный председатель Палестинской автономии Абу-Мазен не сможет пойти ни на какие уступки, даже если бы он захотел. Точно так же Нетаниягу, находящийся в четвертый раз на премьерском посту и оказавшийся под следствием по подозрению в коррупции, не сможет справиться с прессингом правого лагеря, требующего не идти ни на какие сделки, да и он сам не горит желанием это делать.

По словам Грэнта Рамли, соавтора биографии Абу-Мазена «Последний палестинец», «палестинцы исходят из того, что, по их расчетам, они могут продержаться дольше, чем Нетаниягу. Они ожидают, что когда придет время воспротивиться или сказать «нет» президенту Трампу, как оно неизбежно произойдет у них обоих, Абу-Мазен сможет это сделать и сохранить власть, тогда как то же самое вряд ли можно сказать о Нетаниягу».

Йоси Вертер из «ХаАрец» считает, что «тревога, проникшая в ряды правого лагеря в канун визита Трампа, сравнима только с эйфорией, воцарившейся там после избрания «мастера сделок» президентом США. То, что казалось Нафтали Беннету и его коллегам мечтой поколения, быстро превратилось в потенциальный кошмар, лишивший их сна».

По словам всех, кто был в Вашингтоне в этом месяце, в нашем регионе скоро может произойти нечто колоссальное, что лишает сна и Нетаниягу тоже. Он боится, что Трамп устроил ему ловушку, чьи размеры он узнает лишь тогда, когда тот будет разъезжать между Иерусалимом, Бейт-Лехемом и Масадой. Пока же Нетаниягу проводит спешные совещания, где обсуждаются жесты доброй воли в виде экономической помощи палестинцам, призванной доказать Трампу, насколько серьезен глава правительства Израиля. Но сомнительно, что Трамп и другие партнеры этим удовлетворятся.

А тем временем оказалось, что бывший друг Нетаниягу, миллиадер Рональд Лаудер, стал чуть ли не ментором Абу-Мазена и больше всего доволен, что к нему прислушивается сам президент.

И, что еще хуже для Нетаниягу, среди тех, чье мнение доходит до Трампа, неожиданно появилась… Ципи Ливни, которая произвела сильное впечатление на полпреда Трампа на Ближнем Востоке Джейсона Гринблата. Помимо всего прочего он уже услышал от нее, что «если Нетаниягу скажет, что он не может, всем будет ясно, что он не хочет».

По мнению Яакова Каца из «Джеруазалем пост», есть несколько вещей, которых глава правительства Израиля боится больше всего. К ним относится его нежелание устанавливать временные рамки для мирных переговоров и раскрывать свои планы в отношении границ будущего палестинского государства.

Нетаниягу боится, что президент Трамп заставит его принять предварительные условия и пойти на уступки, будь то замораживание строительства в поселениях или освобождение заключенных террористов.

При общем давлении со стороны коалиции Нетаниягу опасается, что Нафтали Беннет может обойти его с правого фланга. Сам Беннет уже заявил, что не позволит Нетаниягу согласиться на уступки палестинцам. Подобный кризис и его сугубо идеологические причины полностью соответствуют планам Беннета выйти из правительства и пойти на досрочные выборы в качестве нового лидера правого лагеря.

Не меньше Нетаниягу боится и того, что виновным за провал нового раунда переговоров сочтут его, а не Абу-Мазена. Особенно, если так решит совершенно непредсказуемый президент Трамп, который из «самого большого друга еврейского народа» может превратиться в его врага.

Наконец, Нетаниягу боится суда истории: он не может перенести самой мысли, что станет первым главой правительства Израиля, который подпишет мир с палестинцами и дарует им национальное государство. На этом настаивает президент Трамп, верящий в успех израильско-палестинских переговоров и в то, что обе стороны подпишут предложенную им сделку.

Беда в том, что в это не верят ни сам Нетаниягу, ни его правительство, ни израильтяне, которые, судя по опросам общественного мнения, убеждены, что в этом поколении мира не будет.

Фотография Ави Охайона, GPO

Размер шрифта

A A A

Реклама