Чем полезен крах «Тевы»

На минувшей неделе состоялось подготовительное заседание в канцелярии главы правительства Биньямина Нетаниягу накануне встречи с гендиректором концерна «Тева» Кэром Шульцем, в ходе которого его участники, включая министра финансов Моше Кахлона, министра экономики Эли Коэна и министра соцобеспечения Хаима Каца, пытались предположить, каковы будут результаты встречи и возможно ли убедить Шульца отказался от его плана закрыть заводы «Тевы» в Иерусалиме.

«Что он от нас захочет? Денег?» – спросил Нетаниягу в ходе заседания. Это была типичная израильская мысль, поскольку встреча должна была стать своего рода переговорами: Шульц дает нам политическое достижение в виде продолжения работы предприятий в Иерусалиме, а мы предоставим ему грант или налоговые льготы. Когда Шульц прибыл на встречу, ему пришлось выслушивать подробные объяснения министра Коэна, почему нет причин для закрытия заводов. Коэн даже предоставил полученные от работников данные о прибыльности предприятий. Шульц заерзал на стуле и сказал Коэну: «Когда вы закончите говорить, я объясню, как вы ошибаетесь».

На каком-то этапе Шульц решил разъяснить, что он пришел не для того, чтобы заключать сделки с уважаемыми участниками встречи, и сказал: «Существует легкий и тяжелый путь справиться с кризисом «Тевы». Легкий путь — это наш план закрыть заводы в Иерусалиме и уволить 1700 работников. Тяжелый — прекратить работу концерна в Израиле и перевести штаб «Тевы» из Петах-Тиквы в Нью-Джерси». Эта мысль была хорошо усвоена. По завершении встречи один из участников сказал: «Концерн «Тева» в хороших руках». В беседе с журналистами TheMarker тот же участник сказал: «Если бы это был израильский гендиректор, все закончилось бы иначе» — и он не намеревался льстить этому воображаемому израильскому гендиректору.

Кризис, сложившийся вокруг концерна «Тева» и его работников, многие из которых окажутся без работы в ближайшие два года, пока далек от завершения. Есть немало клише, призванных подбодрить жертв кризиса. Иногда они могут быть верными. Итак, какова же польза, которую может принести этот кризис?

1. Разоблачение политической культуры

Кризис был не нужен, чтобы узнать, как всё работает, однако столкновение между «Тевой» — компанией, находящейся под контролем американских акционеров и действующей на мировом фармацевтическом рынке,  и политиками, которые жаждут своего успеха, заключающегося в продолжении работы заводов в Иерусалиме, раскрывает  различия между мировоззрением и реальностью.

В основе мировоззрения Нетаниягу и Кахлона лежит рыночная экономика. Однако, когда на улицы вышли тысячи демонстрантов и появилась опасность, что Иерусалим пострадает, стало ясно, что пришло время вызвать гендиректора «Тевы» на бессмысленную встречу. Во время разговора министр Кац предложил предоставить «Теве» кредит в размере 50 млн. долларов с тем, чтобы она оставила заводы в Иерусалиме. Гендиректор канцелярии главы правительства Эли Грунер быстро зашептал Кацу на иврите, чтобы гость не понял: «Банки не хотят предоставлять «Теве» кредит. Может, государство его предоставит?»

Попытка оценить, что потребует Шульц и какую сделку можно с ним заключить, не учитывала один основной момент: это не израильский гендиректор, он не привык к сделкам и делает то, что необходимо для выживания компании. Политики смотрели на работников и на избирателей в Израиле, Шульц — только на акционеров «Тевы» в Америке.

2. Продвижение профессиональной подготовки

Одна договоренность на встрече с Нетаниягу была достигнута — создание группы, которая будет заниматься профессиональной подготовкой уволенных работников «Тевы». Неизвестно, было ли это лишь отговоркой и видимостью небольшого достижения в отсутствие крупного успеха, но это хорошее начало для понимания проблемы, с которой народное хозяйство столкнется в ближайшие годы. Если «Тева», которая была самой крупной, прибыльной, глобальной и стабильной компанией в израильской промышленности, вынуждена увольнять своих работников, то ни одно предприятие от этого не застраховано. Другими словами, необходимо подготовиться к ситуации, когда тысячи людей теряют работу.

3. Закон о поощрении капиталовложений

Мы много будем слышать об этом законе в ближайшие месяцы, поскольку кризис «Тевы» поднял некоторые вопросы, которые необходимо пересмотреть. Поощрять ли, главным образом, экспортеров или также компании, работающие на местном рынке? Пришло ли время поощрять предприятия среднего бизнеса, а не только наши крупные компании? Обязывают ли налоговые льготы, выделенные государством бизнес-компаниям,  предоставлять что-либо взамен, и если да, в течение какого времени? Эти вопросы возникли в последние годы и уже несколько раз приводили к разработке поправки к закону о поощрении инвестиций. Снижение корпоративного налога в США с 35 до 21 процента может привести к дополнительному изменению закона о поощрении капиталовложений, который является политическим инструментом правительства для предоставлении деловых возможностей компаниям, у которых имеются альтернативы за рубежом.

4. Разоблачение блефа деловой элиты

Совет директоров концерна «Тева» в течение многих лет существовал, как клуб друзей деловой элиты в Израиле. Наследники, юристы, банкиры и финансисты работали и продолжают в нем работать, несмотря на то, что у них нет достаточных знаний о глобальном фармацевтическом рынке. Компания преследовала две цели, поставленные ее легендарным гендиректором Эли Горовицом: оставаться израильской и удваивать свой товарооборот каждые несколько лет. Обрушение «Тевы» выявило этот блеф. В попытке оставаться израильской «Тева» совершала неудачные приобретения, прежде всего, компании «Актавис» за 40 млрд. долларов, что осложнило деятельность компании и привело к самому серьезному в ее истории кризису. Гендиректор компании Эрез Вигодман, который заключил эту сделку, считается одним из лучших директоров в народном хозяйстве. Однако его сильное желание заключить грандиозную сделку и предотвратить захват «Тевы» ослепило его и весь совет директоров концерна.

Ни один из членов элитарного клуба, в который входили Ицхак Петербург, Галия Маор, Ури Слоним, Йоси Ницани и другие, не сумел затормозить этот гибельный процесс. Клуб друзей не может руководить гигантской компанией такого масштаба. У большинства людей нет таланта, чтобы управлять таким концерном, как «Тева», но им также не хватит таланта, чтобы развалить его, как это сделал совет директоров. Можно лишь надеяться на то, что новый генеральный директор Шульц обладает талантом восстановить работу компании.

Сами Перец, TheMarker, Ш.Ш.

На фото: концерн «Тева». Фото: Тесс Шефлан.


Реклама




Send this to a friend