Фото: Reuters

Что заставило Англию и Францию поддержать удар по Сирии

Для президента Франции Эммануэля Макрона это был удобный случай выполнить обещание наказать режим Башара Асада за применение химического оружия.

Для премьер-министра Терезы Мэй это была прекрасная возможность продемонстрировать, что Великобритания безоговорочно поддерживает администрацию Дональда Трампа. У обоих лидеров, Макрона и Мэй, были политические причины поддержать инициированный Трампом удар по Сирии.

Принять решение выступить единым фронтом с Трампом стало заметно легче после того, как были опубликованы свидетельства о применении сирийской армией отравляющих газов в Думе.

Макрон отметил в официальном заявлении: «Применение химоружия в Думе, ставшее причиной гибели десятков мирных граждан – грубое  нарушение международного права. Не исключено, что действия режима Асада стали пересечением «красной черты», установленной правительство Франции в мае 2017 года».

Участие в ракетной атаке против Сирии в ночь на 14 апреля поможет, как надеется Макрон, сделать его посредником между Россией и США, Россией и Евросоюзом. За несколько часов до начала атаки Макрон беседовал с президентом РФ Владимиром Путиным о ситуации в Сирии. Французский президент планирует посетить Москву в конце мая.

Франция также пытается позиционировать себя государством, которое обеспечивает соблюдение международных соглашений.

Премьер-министр Тереза Мэй находилась в более сложном положении, вступив в начале марта в прямой конфликт с Россией. Причина известна: британские власти обвинили Кремль в попытке отравить нервно-паралитическим газом бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь.

14 апреля Мэй назвала удар западных союзников по Сирии «справедливым и законным», напомнив при этом об инциденте со Скрипалями. «Цель нашей акции состояла в том, чтобы заставить отступить тех, кто убежден, что может применять химическое оружие и оставаться безнаказанным», — добавила Мэй.

Она хотела также подчеркнуть верность и преданность Великобритании Соединенным Штатам, ведь администрация Дональда Трампа несколькими неделями раньше твердо поддержала Лондон в конфликте с Москвой по делу об отравлении Скрипалей. Кроме того, Трамп решительно на стороне Великобритании в связи с ее решением покинуть Евросоюз.

К тому же дата ракетного удара по Сирии была выбрана весьма удачно для Мэй – за два дня до того, как британские законодатели возвращаются к работе после пасхальных каникул. Вообще-то, принимая решение об участии Соединенного королевства в этой атаке, глава правительства не была обязана получить санкцию парламента.

Но если бы парламент не был на каникулах, Мэй, возможно, сочла бы для себя целесообразным получить его согласие. Правда, нет никаких гарантий, что результат голосования оказался бы в пользу премьера.

Присоединившись к Трампу, Мэй и Макрон подверглись критике политических противников в своих странах. Лидер британских лейбористов Джереми Корбин сказал, что «бомбы и ракеты не спасают жизни людей и не способствуют наступлению мира».

Макрона атаковали как справа, так и слева. Председатель «Национального фронта» Марин Ле Пен отметила: «Франция упустила очередную возможность показать себя самостоятельной державой».

А Жан-Люк Меланшон, глава левой партии Unsoumise, предъявил Макрону другую претензию: президент принял решение вместе с Мэй и Трампом бомбить Сирию, не дождавшись убедительных доказательств, что в Думе действительно было применено химоружие. Кроме того, по словам Меланшона, Макрон не получил согласия французского парламента, ЕС и ООН.

«ХаАрец», Д.Н.

На фото:  Тереза Мэй. Фото: Simon Dawson, Reuters.
Эммануэль Макрон. Фото: Christophe Ena, Pool via Reuters.
Коллаж: «Детали»


Реклама





Send this to a friend