Биньямин Нетаниягу на встрече с жителями Южного Тель-Авива. Фото: Моти Мильрод

Таинственное видео Нетаниягу обойдется нам в 4 миллиарда шекелей в год

Если в августе, как в зеркале, отразится картина предстоящих выборов, то может показаться, что ключевую роль в ней сыграет всего лишь одна тема: безопасность. Причем, эта тема не обязательно представляет собой истинную индикацию того, что происходит с безопасностью, а, скорее, базируется на посылах, исходящих от премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу, от министра образования Нафтали Беннета, который пытается вбить клин между Нетаниягу и министром обороны Авигдором Либерманом, атакуя их с правого фланга, и даже от министра финансов Моше Кахлона. Последний даже приступил к собственной рекламной кампании под лозунгом «Кахлон – твоя безопасность» — как возможную прелюдию к решению Нетаниягу увеличить в следующем десятилетии ежегодный бюджет, выделяемый на оборонные нужды на 2-4 миллиарда шекелей, определив эту добавку, как фиксированный процент от ВВП.

Несколько дней назад  Нетаниягу выложил короткое и загадочное видео, без каких либо подробностей, в котором заявил, что представил кабинету «концепцию безопасности — 2030», и это требует выделения дополнительных бюджетных средств для ЦАХАЛа, ШАБАКа и «Мосада».

Вопрос: за чей счет и откуда деньги?

«Я не готов вдаваться в излишние подробности», — сказал Нетаниягу.

То есть, народу вообще грех жаловаться. У него есть премьер-министр, который заботится о далеких перспективах безопасности, сохраняя даже некую интригу и некую двусмысленность во имя той же безопасности, разумеется. Как мы можем оспаривать нечто, когда вопрос касается потребностей безопасности и перед нами маячит необходимость заботиться о долгосрочной перспективе, тем более в такой стране как наша?

Трудно спорить о проблемах, связанных с наращиванием военного потенциала Израиля, поскольку обычный, среднестатистический израильтянин вряд ли знает, сколько конкретно самолетов, систем ПВО, кибер-ресурсов или пехотных подразделений необходимы для обеспечения безопасности. В конце концов, мы говорим об управлении рисками. Бюджет, выделяемый на оборону, всегда был подобен бездонной яме, поглощавшей любые средства. На протяжении многих лет ситуация с безопасностью всегда была тем триггером, который постоянно способствовал превышению планируемого оборонного бюджета на несколько миллиардов шекелей.

Мы видели это на примере ненужных трат и расточительства, обозначенных в рекомендациях специальных комиссий, таких, как комиссия Бродета или комиссия Локера, работа которых шла с большим скрипом, но выводы и предложения которых были выброшены в мусорную корзину. Потому что у оборонного бюджета есть свои законы.

Позиция, занятая Нетаниягу, требует пояснения и ответа на некоторые вопросы, на которые, собственно, должен был ответить он сам.

Первый, но далеко не самый важный: почему и на каком основании выбрана практика увеличения бюджета с привязкой к проценту от ВВП?

Несмотря на общепринятое мнение, что государственные расходы следует рассматривать в соотношении с ВВП, оборонный бюджет в Израиле исключителен по своей природе и не может сравниваться с другими странами из-за уникальных потребностей в обеспечении безопасности.

Во всяком случае, то, что действительно подлежит сравнению, лежит, скорее, в плоскости гражданской: образование, медицина, инфраструктура и социальное обеспечение. Именно в этом направлении можно ожидать, что Израиль попытается улучшить свои относительно неважные показатели.

Но куда важнее разобраться в долгосрочной стратегии, выбранной Нетаниягу. Конечно, весьма приятно, что предложенная им программа называется «Концепция безопасности — 2030», но позволим предположить, что столь заманчивое название должно было, как минимум, подразумевать нечто большее, чем увеличение бюджета на несколько миллиардов долларов в год. В конце концов, понятие «безопасность» включает в себе множество составляющих – не только безопасность с военной точки зрения, но и экономическую и профессиональную безопасность, пенсионное обеспечение, личную и социальную защиту. Если бы название «Концепция безопасности 2030» отражало присутствие некоего глобального стратегического плана, далеко идущего и дальновидного, то оно, по идее, должно было подразумевать и ссылки на все факторы, обеспечивающие безопасность гражданских лиц, а проблемы в данном случае необычайно серьезны и масштабны. Неизвестно, обсуждались ли эти проблемы на заседании кабинета министров, где была представлена заявленная Нетаниягу концепция, но – во всяком случае – публично он о них не заявлял. А стоило бы. Это и вопросы обеспечения занятости, поскольку все больше и больше владельцев предприятий из-за налоговой удавки переносят свои предприятия туда, где налоговая система мягче, а рабочая сила намного дешевле. Это и дороговизна жизни, с которой, похоже, правительство не справляется (а хочет ли справляться?). Это, с одной стороны, рост продолжительности жизни, а с другой – резкое «похудание» пенсионных портфелей, уменьшение резервов, предназначенных для пенсионного обеспечения и истощенных управленческими сборами на рынке.

И это еще мы не касались высокого уровня бедности (Израиль занимает первое место среди стран – членов OECD по показателю, свидетельствующему о разрыве между богатыми и бедными); о разрыве между богатыми и бедными с точки зрения медицинского обслуживания и здравоохранения, где преимущество отдается богатым; а также о разрыве, обнаружившемся, в особенности в последние годы, между владельцами квартир и теми, у кого нет собственного жилья.

Поэтому, предложенная Нетаниягу программа должна была бы называться «Концепция экономической безопасности 2030». Понятно, что для широкой публики это название слышится как нечто отдаленное и аморфное, по сравнению с таинственным вопросом приобретения военного и кибер-вооружения, которые, как сказал Нетанияну, «естественно» не могут быть детализированы. Однако, если вглядываться в будущее и строить планы, то они должны включать все компоненты безопасности, в том числе социальные и экономические.

И еще одно.

Нам кажется, что в отсутствие подробностей «Концепция безопасности 2030» не внушает доверия, как обоснование для увеличения бюджета. Хотите увеличивать бюджет на оборону? Пожалуйста! Но не надо «продавать» нам планы на 2030 год, увязывая их с ростом ВВП. И это происходит после того, как ЦАХАЛ потребовал и получил дополнительное финансирование и увеличенный бюджет в рамках многолетнего плана на пять лет (план «Гидеона») с обязательством не выходить в бюджетных тратах за установленные рамки.

Напомним, что план «Гидеон» базируется на соглашении, подписанном в свое время министром финансов Моше Кахлоном и тогдашним министром обороны Моше Яалоном, за что, собственно, оно и было названо «Соглашение Кахлон-Яалон». Правда, как вы могли бы заметить, там отсутствуют имена Нетаниягу и Либермана. Не удивительно, что они, скорее всего, считают себя свободными от обязательств данного соглашения и, не покладая рук, работают над увеличением бюджета. Что, собственно, вызывает вопрос о цене подобного рода соглашений и, конечно же, указывает на светлое будущее оборонного бюджета. Он обязательно будет утвержден. За счет экономической безопасности и социального обеспечения.

Сами Перец, TheMarker М.К. Фото: Моти Милрод

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend