Сыны и пасынки еврейского народа

В книге Дворы Хакоэн «Буря вокруг репатриантов: большая репатриация и абсорбция 1948-1953 гг.» исследуется проблема отчуждения уроженцев страны от репатриантов, а также процесс абсорбции, который в пятидесятые годы сопровождался не только посыпанием репатриантов дустом, но и наставлением их «на путь истинный».

Правящая тогда левая партия МАПАЙ доходила до таких крайностей, как обстригание пейсов у выходцев из Йемена. В те годы печатный орган национально-религиозной партии писал: «Левые создают в лагере новых репатриантов режим концлагеря». А левые развернули кампанию против теократии. И во всех подобных кампаниях жертвами всегда становились новые репатрианты.

Все кибуцы, включая религиозные, категорически отказывались принимать репатриантов без предварительного строгого отбора.

Кибуцы движения «Ха-Шомер ха-цаир» отвергли требование правительства принимать пожилых репатриантов, людей без специальности, и, если принимали, только в качестве наемных рабочих.

Чтобы избежать неприятных ассоциаций – после Катастрофы не прошло и пяти лет, – было решено называть процедуру селекции «регуляцией».

Уже в первые месяцы после образования государства были опубликованы правила репатриации, согласно которым репатрианты делились на несколько групп:

1) состоятельные люди (имеющие не менее тысячи лир);
2) ученики и сироты, обеспечение которых берет на себя государство;
3) специалисты, приглашенные на работу в Израиль;
4) репатрианты, чьи родственники готовы позаботиться об их пропитании;
5) и все, попавшие в утвержденную квоту репатриации.

Каждый кандидат на репатриацию был обязан пройти «полную медицинскую проверку» врача-специалиста, назначенного Министерством абсорбции.

Еще несколько лет после создания Государства Израиль в лагерях для перемещенных лиц в Германии оставались евреи. К ним направлялись израильские эмиссары, которые не чинили им препятствий.

Но, начиная с 1948 года, ужесточились скрываемые от израильской общественности инструкции по медицинскому контролю в лагерях для перемещенных лиц, чтобы не допустить репатриации в Израиль тяжело больных и инвалидов. Так, в декабре 1948 года была подготовлена «таблица заболеваний», носители которых не попадали под категорию репатриантов. Глава отдела репатриации Сохнута, вернувшись из Германии, рассказал, что, увидев в этих лагерях множество инвалидов, распорядился не везти их в Израиль в соответствии с полученными инструкциями. Правда, это был один из тех случаев, когда посланцы Сохнута на местах ослушивались начальство, и репатриация больных и инвалидов продолжалась. Их число составило 18 процентов от всех репатриантов к концу 1948 года.

Выдержки из протокола заседания правительства от 3 марта 1949 года.

«СЛУШАЛИ: предложение министра внутренних дел, абсорбции и здравоохранения Моше Шапира ограничить репатриацию больных.

Министр внутренних дел, абсорбции и здравоохранения Моше Шапира:
–У нас не хватает мест для госпитализации больных, а темпы репатриации могут привести к катастрофе. В лагерях сегодня насчитывается около ста туберкулезных больных, которые могут всех заразить. Много детей больных дизентирией. И ко всему этому среди репатриантов из Северной Африки и Турции много венерических заболеваний. Когда мне сообщили, что из Болгарии собираются перевезти целую психиатрическую лечебницу, я запретил это своей властью. Мы должны набраться смелости и сказать,чтобы больных не включали в число репатриантов. Туберкулезные и венерические больные должны остаться там, где они находятся.

Министр финансов Элиэзер Каплан:
– По этому вопросу у нас нет разногласий.

Министр иностранных дел Моше Шарет:
–Я не согласен с доводом, по которому репатриация – это святая святых, которую нельзя трогать. Быть не может, чтобы репатриация правила государством.

Министр труда и народного страхования Голда Меирсон:
–Существует государство, которое было основано только для того, чтобы принимать репатриацию, а, если оно было основано не для этого, в нем вообще нет необходимости. И речи быть не может об ограничении репатриации.

Министр полиции Бехор Шитрит:
– Не надо ограничивать репатриацию, но на практике можно ее сократить. Почему бы не рассказать заграницей о реальном положении дел. И тот, кто репатриируется, сделает это без всяких иллюзий.

Глава правительства Давид Бен-Гурион:
– Никаких ограничений репатрации. Это – вопрос не экономический, а скорее военный. До тех пор, пока евреи будут хотеть репатриироваться в Израиль, мы сможем их принять.

ПОСТАНОВИЛИ: запретить вьезд в Израиль туберкулезным больным, душевнобольным и больным инфекционными заболеваниями».

На заседаниях комиссии Сохнута по репатриации разгорались жаркие споры о понятиях: «уровень человеческого материала», «неплохой элемент», «элемент помоложе и поздоровее», «проникновение нежелательного элемента».

К «нежелательному элементу» относились коммунисты, неевреи, дети, не прошедшие обряд обрезания, больные и инвалиды.

Противники впускать в Израиль жен-неевреек заявили, что «есть случаи, когда немки-бывшие жены эсэсовцев вышли замуж за евреев, чтобы укрыться в Израиле».

Комиссия запретила въезд в Израиль немкам и вообще нееврейкам.

Фото из архива Золтана Клугера, архив ККЛ — Википедия, Public Domain.

Выдержки из протокола заседания комиссии Сохнута по репатриации от 15 ноября 1948 года.

«СЛУШАЛИ: О разрешении на въезд семьям из числа смешанных браков.

Моше Шапира:
–Проблема трудная и деликатная. Раввинат и религиозные круги настаивают на ужесточении условий въезда таких семей в страну, поскольку видят в смешанном браке пятно на чистой наследственности нашего народа. Если заинтересованные лица решают расстаться со своими женами и невестами, или не соединять свою жизнь с родиной, выбор останется за ними.

Моше Шетнер:
–Нет ничего зазорного в том, что мы объявим следующее решение: двери Израиля открыты только для евреев. Разумеется, в отдельных случаях, когда нееврей спас от гибели кого-то из наших собратьев, следует отнестись к его просьбе положительно. Но нельзя забывать, что может зародиться еврейско-христианская секта. В условиях чрезвычайного положения такой элемент может превратиться в «пятую колонну». С другой стороны, следует более либерально отнестись к детям, не прошедшим обряд обрезания, поскольку, став взрослыми и вступив в брак в Израиле, они поймут, что пройти этот обряд необходимо.

Меир Минц:
–Это далеко не сугубо религиозная проблема. Все, кто заключили брак с немцами, лишили себя права присоединиться к народу Израиля.

Авраам Коэн:
–Израиль достаточно силен, чтобы ассимилировать такой небольшой процент неевреев среди новых репатриантов. В Америке есть множество смешанных браков. Может быть, когда-нибудь они решат репатриироваться в Израиль.

Зерах Варгафтик:
–Я предлагаю заменить в правилах въезда слова «каждый человек» на «каждый еврей». Въезд в Израиль – это право, а не обязанность. Поэтому я предлагаю принять такое решение: запретить въезд в страну тем, кто состоит в смешанном браке».

Этот вопрос обсуждался и на том же заседании правительства, где после ограничения репатриации больных перешли к проблеме смешанных браков.

Распоряжение министра Шапира о необходимости гиюра неевреек, вышедших замуж за евреев, и о необходимости делать обрезание их детям привело в смущение его коллег. Они опасались, что «такое распоряжение выставит нас в искаженном свете в глазах всего мира, который может решить, что у нас теократическое государство, не обеспечивающее равенство своим гражданам».

Опасения министров усилились, когда на заседании было зачитано письмо израильского дипломата из Праги, в котором говорилось, что при решении проблем репатриации смешанных семей «разные раввины пользуются сложившимся положением для самого низменного клерикального шантажа».

Владимир Лазарис

Фото из архива Золтана Клугера, архив ККЛ — Википедия, Public Domain


500 лет еврейской истории и 25 лет поисков в израильских и зарубежных архивах легли в основу книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».

«Детали» публикуют избранные главы из этой, единственной в своем роде, хроникально-исторической книги. В основу статей легли и рассекреченные цензурой протоколы, и архивные материалы о самых неожиданных сторонах еврейской жизни в Диаспоре до и после Катастрофы, и множество неизвестных документов, публикуемых впервые на русском языке.

Приобрести книгу «Среди чужих. Среди своих» или другие произведения Владимира Лазариса можно, обратившись на его сайт: www.vladimirlazaris.com

тэги

Реклама





Send this to a friend