Своя рука – владыка: Аелет Шакед обеспечит министрам свободу действий

Депутат Акрам Хасон рассказал в «Деталях» о том, почему министрам надо позволить самим выбирать себе юридических советников – без вмешательства извне. Давать юристам места в своих ведомствах, выбирая их из числа знакомых и «доверенных», члены правящего кабинета смогут в том случае, если Кнессет примет законопроект Амира Оханы («Ликуд»).

Критики данной идеи говорят, что тогда эти «правильно подобранные люди» уже не будут следить за тем, чтобы идеи членов правительства не противоречили законам – напротив, они будут обеспечивать «юридическое сопровождение» новых инициатив. Что, конечно, удобно для власть предержащих – ведь сегодня юрсоветники, не столь зависимые от членов правящего кабинета, вправе оспаривать и останавливать ту или иную программу, ссылаясь на возможные юридические последствия.

Законопроект пользуется поддержкой министра юстиции Аелет Шакед («Еврейский дом»), под ним стоят подписи 24 депутатов от коалиционных партий – что делает весьма вероятным его скорое принятие. В их числе Акрам Хасон («Кулану») тоже под ним подписался.

— Я согласился и поставил свою подпись по одной причине. В тот момент, когда юридический советник вместо того, чтобы вставлять палки в колеса, будет заинтересован в том, чтобы министр мог выполнять свою повестку дня, реализовывать свои идеи, служить населению так, как он это понимает – тогда и бюрократии станет значительно меньше.

Депутат Акрам Хасон во время визита в Минск (Беларусь). Фото предоставлено пресс-службой партии «Кулану»

Наша страна «славится» своими долгими бюрократическими процедурами. Очень часто они начинаются с того, что юридические советники под разными предлогами, зачастую неоправданными, торпедируют проекты. Это причиняет ущерб, система часто работает неэффективно. Я хочу, чтобы эффективность повысилась, чтобы министры и депутаты Кнессета действовали со всей ответственностью, и быстро.

Многие депутаты только в Кнессет пришли, как примерно через два года их каденция заканчивается, и выясняется, что сделать они толком ничего не успели из-за нашей израильской бюрократии. Так что я поставил свою подпись только потому, что хочу улучшить работу старой системы. Как правило, юридический советник, который не подотчетен ни министру, ни депутату Кнессета, может делать все, что ему в голову взбредет. Иногда он просто нарочно ставит палки в колеса, и это вызывает кризис доверия и путаницу в работе.

— С другой стороны, юридический советник министерства должен обслуживать общественные интересы, и следить за соблюдением всех законов и инструкций, разве нет?

— Я с вами согласен полностью. Я был мэром города Ир ха-Кармель, и у меня был юридический советник, которого я сам выбрал. Он защищал интересы населения, действовал по закону, а не по указке главы местного совета. Однако он способствовал продвижению проектов, не создавал препятствий, и не прикрывался тем, что не зависит от мэра города и поэтому может делать все, что ему вздумается. Иногда, кстати, советник может стать проводником чужих интересов.

В чем разница между мэром города, министром и депутатом Кнессета? Глава города может выбрать юридического советника, которому он доверяет и с которым он работает. Та же возможность должна быть и у министра, и у депутата. Мы ничего нового не придумываем. Мы не ограничиваем деятельность юрсоветников и не отнимаем у них полномочия. Мы не станем нарушать закон, но мы хотим повысить эффективность работы и продвинуть ряд проектов.


Я слышал, как бывший премьер-министр Эхуд Ольмерт однажды сказал, что 70% решений правительства не воплощаются в жизнь. Часто это происходит из-за всевозможных юридических комментариев, из-за того, что советники спокойно получают зарплату, работая спустя рукава, и их совершенно ничего не волнует.


У меня есть опыт работы и на посту мэра, и в должности депутата Кнессета, и я вижу какой путаницей сопровождается подача законопроектов и продвижение различных решений. Наша страна известна во всем мире не только своими достижениями, но и своей бюрократией, которая наносит ущерб гражданам и лишает их необходимых услуг.

— Другими словами, вы хотите изменить систему, глядя на нее через призму своего муниципального опыта?

— Совершенно точно. Ты приходишь работать в такую систему, как Кнессет, и видишь, что все там идет со скрипом. Депутатам длительное время не удается принять законы, по самым разным причинам.

Взять, например, процедуру выдачи разрешений на строительство. Десятилетие планирование не велось, как надо. В комиссиях по планированию ведь были свои юридические советники. Но тут пришел министр Кахлон, отдал распоряжения, и провел реформы. Есть юридические советники, которые верят в его путь — и вдруг все начинает продвигаться, за 60 дней, а не за 10 или 15 лет.

Я совершенно искренне поддержал этот законопроект. Я уверен, что он заставит систему работать более эффективно, и это улучшит жизнь граждан. А мы продолжим работать в рамках закона. Как всегда.


P.S. 

Это отнюдь не первая идея по централизации власти, которую продвигает Аелет Шакед. Можно вспомнить, что недавно она предложила главе правительства избавиться от профессиональной комиссии по выбору кандидатов на пост юридического советника правительства. В письме Биньямину Нетанияну Шакед попросила вынести на заседание правительства и утвердить ее предложение, согласно которому кандидаты будут проходить проверку в комиссии Тиркеля, контролирующей сегодня назначения высокопоставленных государственных служащих (в настоящее время выбор кандидата лежит на внешней комиссии, возглавляемой отставным судьей).

Получив рекомендации этой комиссии, юрсоветника затем сможет назначить самостоятельно министр юстиции, то есть — сама Аелет Шакед. Потом предложенную ею кандидатуру должно будет утвердить правительство. Назначение, таким образом, станет полностью политическим.

А еще раньше созданная по решению Нетаниягу комиссия, руководство которой было доверено Аелет Шакед и Яриву Левину («Ликуд»), рекомендовала передать министрам также полномочия назначать в возглавляемые ими ведомства генеральных директоров. Нетаниягу не скрывал того, что заинтересован  в большем количестве политических назначений. Именно в этом направлении действует Аелет Шакед, стремясь укрепить не только эффективность работы министров, но и их авторитаризм.

Олег Линский, «Детали». Фото: Оливия Питуси, «ХаАрец»


Размер шрифта

A A A

Реклама