Фото: Sigit Pamungkas, Reuters

Сутенеры пойдут под суд

«Мы принимали по 20-30 клиентов в день», — признаются проститутки, работавшие в этом, пожалуй, самом большом публичном доме Израиля. Удивительно, но закрывать его пришлось не с помощью, а вопреки решению суда.

Когда ночью в дверь квартиры Ной Хадад постучали, она мгновенно поняла, кто это. «Значит, надо подготовиться», — вероятно, подумала Хадад, и начала вытаскивать «симки» из мобильных телефонов, пряча их по всей квартире.

Она открыла дверь, и полиция ворвалась в ее дом. Очень быстро были найдены телефонные карты, которые можно было использовать в качестве улик против нее.

Ной Хадад обвинена в сутенерстве и владении борделями, в склонении женщин к проституции и содержании двух публичных домов в Тель-Авиве. Ей 39 лет, она проживает в лесбийском браке с другой женщиной и растит с ней вместе двоих детей. Она была арестована 12 июня. Всего по этому делу было арестовано 10 человек — два ее подельника и те, кто работал в этих публичных домах служащими. Один из параграфов обвинения гласит об отбеливании капитала и налоговых преступлениях на сумму от 35 до более чем 100 миллионов шекелей.


Для сравнения: Эйнат Харель, которую называли «Мадам Тель-Авива», была приговорена в январе 2017 года к 44 месяцам тюремного заключения  за содержание борделей на трех разных квартирах, и за отбеливание капиталов на сумму около 44 млн. шекелей за 7 лет.


Место преступления — публичный дом, который действовал в доме №36 по улице Ицхак Саде в южном Тель-Авиве. Но первое слушание по этому делу состоялось в районном суде Тель-Авива еще год назад. И на слушание прибыли 14 женщин, занимавшихся там проституцией, но все они заявили, что никаких сутенеров у них не было, что собой они торговали по собственной воле, и что закрытие борделя вынудит их зарабатывать на жизнь тем же промыслом, но уже на улице.

И тогда судья Итай Гремлин принял беспрецедентное решение, решив, что содержание этого борделя не будет считаться преступлением, так как женщины работали там по собственной воле, а закрытие его «ущемит их права на свободный выбор профессии». Суд постановил, что женщины могут подыскать себе другое место для «работы», а на сборы отвел им целых 3 месяца.

Добившись столь «гуманного» судебного решения, Хадад и ее подельники подсуетились и очень быстро заключили сделку на съем другого помещения, по улице Тверски. В четырех минутах ходьбы от прежнего места! А на доме №36 по ул. Ицхак Саде просто появилась табличка: «Мы переехали»  с указанием нового адреса.


Оборот «индустрии проституции» в Израиле оценивается примерно в 1,3 млрд шекелей в год. В нее втянуты около 11 тысяч человек, из них 1100 несовершеннолетних. В числе прочих возрастных котегорий есть и около 500 трансгендеров.

38% проституток  бездетные, у 23% из них двое детей, а у 11%  трое и даже более. 43% из них родились в Израиле, 52% — выходцы из стран бывшего СССР и Восточной Европы, и 5% — из других стран.


Правда о том, что происходило в доме №36 по ул. Ицхак Саде, все же выплыла наружу, когда несколько женщин согласились дать показания против сутенерши и рассказать об условиях, в которых их там содержали.

Рассказывает Дикла (имя вымышленное): «Здесь было хуже, чем в тюрьме. Мы не могли выходить из дома сутками, к нам приходили по 20-30 клиентов в день, которых мы должны были обслуживать. Каждый клиент платил 250 шекелей. Из них 100 шекелей брали «девочки», а 150 шекелей забирали хозяева».

Другая свидетельница, Асия (имя тоже вымышленное) рассказала, что их клиентами были пьяницы, иностранные рабочие, в доме случались драки, условия жизни были невыносимыми.

Женщины дали показания и на главу пирамиды публичных домов Ной Хадад: «Некоторые женщины, содержательницы борделей, стараются быть проституткам кем-то вроде мамаш — они помогают, водят к врачам, заботятся или хотя бы делают вид, что заботятся, чтобы удержать их на этой грязной работе. А Хадад вообще не пыталась даже сделать приличный вид, она жестко с нами расправлялась, она была агрессивным манипулятором».

Видимо, благодаря этому своему умению манипулировать людьми, Хадад смогла уговорить душевно больного человека по имени Цвика Шири подписать фиктивный договор на аренду дома, который и был превращен в бордель. Шири выступал подставным лицом, арендная плата составила 17.750 шекелей, самому Цвике выплачивали помесячно 500 шекелей за то, чтобы именно он представлялся арендатором этого дома.


По результатам исследования, которые были опубликованы Министерством социального обеспечения в 2016 году, 7% проституток остаются «в отрасли», пристрастившись к алкоголю или наркотикам; 5% процентов сообщили, что к занятию проституцией их подтолкнуло изнасилование, перенесенное ими ранее; 9% стали жертвами шантажа и вымогательств. 66% женщин утверждали, что панель их толкнули тяжелые экономические условия.


Хадад была отправлена на психиатрическую экспертизу, в ходе которой всячески пыталась вызвать жалость у психиатров. Она говорила, что никакого отношения не имеет к публичным домам, что хозяин этих домов — Цвика Шири, которому она просто из жалости помогала. На врачей это не подействовало — они сочли ее преступницей, вполне способной предстать перед судом.

Публичный дом на улице Ицхак Саде действовал с октября 2013 по сентябрь 2016. По признанию полиции — это был самый большой публичный дом в Израиле. Хадад и ее подельники вскоре предстану перед судом.

Веред Ли, Ревиталь Ховаль, «ХаАрец«. Фото: Sigit Pamungkas, Reuters

Размер шрифта

A A A

Реклама