Как связан Нетаниягу с делом «Безека»?

Следственный отдел управления по ценным бумагам в рекордные сроки завершил расследование правонарушений в компании «Безек», в том числе, благодаря наложенному цензурному запрету на публикации о деталях расследования. В государственную прокуратуру передан полученный материал, который, по мнению следователей, представляет собой весомую доказательную базу для привлечения к судебной ответственности руководство компании «Безек», а также гендиректора Министерства связи Шломо Фильбера.

Тот факт, что проведение расследования курировалось окружным прокурором Лиат Бен-Арье-Шуки, специализирующейся на преступлениях «белых воротничков», а также сопровождалось тщательным контролем со стороны госпрокурора Шая Ницана, свидетельствует о том, что дело, по всей видимости, будет принято к рассмотрению.

Окончательное решение о том, следует ли предъявлять обвинительное заключение, остается за прокуратурой. В то же время юридический советник правительства Авихай Мандельблит не был вовлечен в процесс принятия решений по делу «Безека».

Одно пока ясно: глава правительства Биньямин Нетаниягу не был допрошен в качестве свидетеля и, тем более, не числится среди подозреваемых.

В свое время бывший госпрокурор Моше Ладор показывал на висящую за его спиной картину и объяснял, что любое уголовное дело — это та же картина. Все зависит от того, на каком расстоянии в нее вглядываться. Если с близкого расстояния, то хорошо заметны детали. Но если отойти подальше, можно рассмотреть всю картину целиком.

Вот и вопрос: почему Нетаниягу остается вне той самой картины? Любой, кто смотрит на дело «Безека», отойдя на несколько шагов в сторону, не может не спросить себя: а где же тут Нетаниягу?

Управление по ценным бумагам заявило, что Фильбер якобы проводил «тенденциозную, постоянную и преднамеренную политику, продвигая интересы «Безека» и часто скрывая свои действия от профессиональных и юридических структур Мнистерства связи и от соответствующих должностных лиц в других ведомствах».

Фильбер был персонально назначен Нетаниягу, который еще в 2014 году оставил за собой пост министра связи при формировании нового правительства и сохранял министерское кресло до тех пор, пока не покинул его по распоряжению Авихая Мандельблита.

Именно Нетаниягу не раскрыл государственному контролеру истинный характер своих взаимоотношений с владельцем «Безек» Шаулем Аловичем, как сказано в отчете госконтролера, опубликованном в июле нынешнего года.

Именно Нетаниягу был связан с «Безеком», как минимум, по двенадцати различным направлениям, не считая его связей с Аловичем.

Уровень «конфликта интересов», вызванного близостью Нетаниягу и Аловича, оказался настолько высоким, что юридический советник правительства счел нужным отстранить Нетаниягу от любого участия в решении вопросов, рассматриваемых Министерством связи и так или иначе касающихся Аловича.

Неупоминание о близких, товарищеских отношениях — это склон, по которому легко скатиться к нарушению общественного доверия.

Бывший глава правительства Эхуд Ольмерт был признан виновным в нарушении общественного доверия в связи с делом инвестиционного центра, поскольку он не сообщил о своих тесных, приятельских отношениях с адвокатом Ури Мессером, но при этом проекты его клиентов получали особый статус и миллионные субсидии.

На данный момент самым значительным судебным постановлением, касающимся такого аспекта, как нарушение общественного доверия, остается решение Верховного суда, принятое по делу Шимона Шевеса в 2004 году.

Шевес, который занимал должность гендиректора канцелярии главы правительства, был осужден, в частности, за нарушение доверия. Отмечалось, что он продвигал интересы строительной компании, принадлежащей его друзьям — братьям Шольденфрай (в этой компании он потом работал после ухода с поста гендиректора – прим. «Детали»). Вот и в данном случае «конфликт интересов» был обусловлен не только продвижением интересов компании, но и дружбой с ее владельцем.

Фильбера назначили гендиректором Министерства связи после того, как «оперативно» уволили его предшественника, Ави Бергера. По словам последнего, его уволили по звонку Нетаниягу, который хотел видеть на этом посту своего доверенного человека.

Следует отметить, что Нетаниягу всегда придавал колоссальное значение работе со СМИ и, по-видимому, это побудило его внести серьезные изменения в «медийный ландшафт».

И Нетаниягу делом доказал свою готовность содействовать этим изменениям, подстраивая их под свои интересы: разделил Второй телеканал, создал корпорацию общественного вещания, а также блокировал закон, направленный против газеты «Исраэль ха-йом».

Этой же мотивацией можно объяснить и готовность Нетаниягу встречаться с владельцем газеты «Едиот ахронот» Арноном (Нони) Мозесом. Вне зависимости от того, к чему они хотели прийти в своих беседах, записанных на пленку и оказавшихся в центре расследования «дела 2000».

Почему Нетаниягу не фигурирует в деле Фильбера?

Одно из объяснений может крыться в том, что Нетаниягу ничего не знал о деяниях, приписываемых его людям. В таком случае его можно обвинить лишь в том, что он выбрал на должность генерального директора не того человека. Это всего лишь не более чем ошибка, однако никоим образом не уголовное преступление.

Существует другое предположение: находясь на посту гендиректора, Фильбер делал именно то, чего от него ждал Нетаниягу. Возможно, он точно знал, чего хотел его босс по умолчанию.

Не нужно быть гением, чтобы понять, почему Нетаниягу поддерживает владельцев сайта Walla!, его хороших знакомых. Друг Нетаниягу — это тот, кто способен принести ему соответствующую выгоду, отчего он может выиграть. Это знакомая реальность, существующая вокруг главы правительства. Его ближайших сподвижников допрашивают по подозрению в самых различных правонарушениях или в корыстном использовании служебного положения, а Нетаниягу по-прежнему ничего не знает и ни о чем не ведает.

Тот факт, что лидер Ликуда не был допрошен по делу Фильбера, означает, что он не несет никакой ответственности.

Однако, как отмечалось выше, общую картину можно увидеть лишь на расстоянии.

Нетаниягу назначил Фильбера на должность генерального директора, зная, что принимаемые им решения принесут пользу «Безеку»?

Ответ на этот вопрос совсем не тривиален, как это кажется, но трудно понять, почему следствие не захотело на него ответить.

Идо Баум, TheMarker, М.К. На фото: Шауль Алович (Эяль Туэг)

Размер шрифта

A A A

Реклама