Судя по всему, из Египта мы не вышли

Как известно, существуют две версии происхождения израильтян, изложенные в ТАНАХе.

Если следовать первой, они берут свое начало из Азии: главным образом, из Харана, Ханаана и Эдома; вторая же версия гласит, что евреи пришли на Землю Обетованную из Египта.

Первая версия носит автохтонный характер (то есть, привязывающий к местности). Она сопровождается жизнеописаниями Авраама, Ицхака и Иакова. А вторая связана с Исходом из Египта, блужданием по пустыне и завоевание Ханаана штурмом.

Скажем так: самодержавно-ханаанский подход характеризует книги Бытия и Судей, в то время как повествование об Исходе из Египта распространяется на четыре книги в «Пятикнижии» и книгу Йехошуа, утверждая, что мы не отсюда, а из другого места.

Благодаря изучению текстов, где содержится рассказ об Исходе, можно сделать вывод, что первоначально традиция отражала существование неких маргинальных групп (евреи, иврим и левиты), тех, кто пришел из Египта и присоединился к автохтонному населению в Ханаане.

Эта версия записана в виде короткой агады (легенды), представляя собой ось, на которую можно нанизать другие рассказы, без какой-либо необходимой связи между ними. Сюда можно включить большую коллекцию рассказов и легенд о Моисее и всех его чудесах, в том числе, агадический мидраш о золотом тельце, рассказы о магии египетских волхвов, словом список можно продолжить. Таким образом, была проведена мощная литературная работа, о полном объеме которой вряд ли кто-то задумывался изначально.

Для чего эти тексты были написаны и с какой целью? Понятно, что авторы не сочиняли их для собственного развлечения. Это не искусство для самовыражения. Чтобы выстроить сюжеты своих историй, они использовали реальные знания, события, очевидцами которых они становились, а также множество услышанных ими рассказов от других, включая, как истинные происшествия, так и вымышленные. Поскольку их писания опирались и на ссылки, полученные от их аудитории, то конечные тексты получались достоверными и убедительными. Эти истории включали в себя смесь фактов, поступков и сцен, из которых, как правило, и сплетаются легенды. Авторы этих текстов знали множество случаев миграции народов из Азии в Египет во времена засухи, они слышали народные сказания об освобождении от рабства, им нравились истории о детях, которых бросали в реку и которых подбирали, о детях, которые по какой-либо причине оставались без родителей, а затем становились принцами или правителями. До их ушей доходили сплетни о царских дворах, замужестве принцесс и глупости царей, и вся эта информация служила как бы подготовительным материалом для формирования обликах их персонажей.

Повествование об Исходе из Египта включает в себя множество чудес и сверхъестественных событий, таких, к примеру, когда расступилось море, освобождая дорогу евреям, или дарование падающей с неба манны для спасения голодных путников. Разве авторы этих рассказов в самом деле полагали, что море может расступиться, чтобы спасти сынов Израилевых, и они могли пройти, аки посуху, даже не замочив ступней? Возможно ли, что авторы предполагали, что жезл в руках Моисея может превратиться в змею, а потом – снова в жезл?

Литературный уровень текстов настолько высок, что он не оставляет сомнений – авторы отнюдь не были наивными людьми, но они прекрасно знали, как выстроить свои истории, используя всю эту атрибутику, чтобы добиться максимального эффекта, который будоражит человеческое воображение и по сей день.

Оригинальная история Исхода не похожа на версию синхронной саги, выдержанной в традиционном ключе. Эта история не была написана от начала и до конца одним и тем же автором, а состоит из множества рассказов, написанных в разное время многими авторами, и, к тому же, без гармоничной, прочной связи между этими отрывками, скажем так. Со временем были добавлены и другие фрагменты, но существующие противоречия, судя по всему, редакторов особенно не беспокоили. В ранних версиях история Исхода не включала в себя элементы, добавленные позже, такие как блуждание народа по пустыне, дарование Торы, употребление манны небесной, жертвоприношения Песаха и праздник мацы. Все это носит вторичный характер, и все эти истории были созданы отдельно, сами по себе и только потом, вероятно, внесены в основной корпус повествования об Исходе.

Например, «Песнь моря», одна из старейших в Танахе, не включала в себя упоминание чуда с расступившимся морем и с тем, как лихо прошествовали по морскому дну вышедшие из Египта евреи, а лишь описание египетской армии, подошедшей к Красному морю. Для того чтобы появилась связка между историями, редактор-первосвященник позже добавил в поэтический текст прозаическое предложение: «Когда вошли кони фараона с колесницами его и с всадниками его в море, то Господь обратил на них воды морские, а сыны Израилевы прошли по суше среди моря» (Исход, 15:19).

Современному человеку сложно проникнуть в образ мыслей своих предков и понять тонкость их мышления, расшифровывая глубину смысла каждого повествования. Внутренний мир авторов библейских историй нам не всегда понятен, и многие ситуации, описываемые ими, скрыты от нашего понимания.

История Исхода имеет противоречивые версии. Неясно, были ли израильтяне действительно изгнаны из Египта, бежали из него, ушли с согласия фараона или даже угрожали правителям Египта применением военной силы.

Одна из версий Исхода в книге «Исход» указывает, что еврейские рабы, которые изготавливали кирпичи, попросили у фараона три дня, чтобы совершить ритуальную церемонию. Они объяснили, что если не принести жертву еврейскому Богу в пустыне, Он жестоко расправится с ними: «И сказали: «Бог евреев взывает к нам. Уйдем же на три дня пути в пустыню и принесем жертву Г-споду, Б-гу нашему, а то поразит Он нас мором или мечом»…

В другой версии утверждается, что сыны Израиля во главе с Моисеем бежали без разрешения из Египта: «И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал…\\…И погнались египтяне за ним и настигли их, расположившихся у моря» (Исход, 14:5-6).

В третьей версии утверждается, что израильтяне не убегали, но были изгнаны: «И отправились сыны Израилевы из Раамсэса в Суккот» (Исход, 12:37).

Самая удивительная версия сводит на нет как изгнание, так и депортацию евреев, утверждая, что израильтяне были вооружены, то есть, речь идет о хорошо подготовленных армейских подразделениях, которые даже набрали наемников. В той же книге «Исход» говорится, что сынов Израилевых было до шестисот тысяч человек, имея в виду мужчин, а с ними великое множество (наемников), и именно эта армия и нанесла поражение преследовавшим ее египтянам, а их колесницы утопила в Красном море.

И, наконец, образ Моисея, безусловно – собирательный, в основу которого положено несколько личностных характеристик, даже в том случае, если они и противоречили друг другу. Это особенно характерно для повествования о его смерти, явно сотканного из нескольких зпизодов.

Моисей – вождь еврейского народа, освободивший его от рабского ярма, не оставил после себя потомство, которое продолжило бы его род, так как это было с сыновьями Яакова или потомками Авраама. Можно предположить также, что ранняя версия описания Исхода вообще не включала Моисея. В этой версии Исход приписывается Богу, а не Моисею, и кажется, что эти два «персонажа» конкурируют между собой в вопросе, кто же именно вывел израильтян из Египта. Но когда фигура Моисея все-таки утвердилась в этих сакральных текстах, к ней для баланса добавили первосвященника Аарона.

Говоря о значении традиции Исхода, следует добавить, что она практически не упоминается в книге Пророков; книги Эзры, Нехемии и хроники, которые были написаны примерно в то же время, как будто игнорируют Исход, делая акцент на традициях, заложенных еврейскими патриархами; нет ничего об Исходе и в книге Судей.

Антрополого-археологические исследования, ставящие своей целью выяснить происхождение израильтян, рисуют более близкую картину мира ханаанских патриархов, нежели насильственное вторжение израильтян под предводительством Иехошуа и уничтожение местного населения.

Вопрос в том, как возникла связь между израильтянами со времен царств и их предками в Ханаане?

Несколько оценок приводят нас к выводу, что первые израильтяне — автотоники, которые сформировали отдельную группу в составе населения Ханаана.

Эта ситуация соответствует рассказам предков и легендам о спасителях в книге Судей, поскольку эти тексты были сохранены в память об израильтянах в дни существования царств.

Подводя итоги, можно констатировать, что израильтяне – это ханаанеяне, поселившиеся вне ханаанских городов. Потом к ним присоединились набатеи из дельты Нила и левиты из Египта, которые принесли с собой и поклонение новому богу – Иегове.

Количество истинных ханаанеян сократилось за счет жителей, живших в равнинных поселениях и переселившихся в горы, в результате чего ханаанеяне во время царствования ассимилировались в израильтян.

Многие библейские тексты, которые предупреждают сынов Израилевых об угрожающем влиянии семи ханаанских народов, отражают промежуточную ситуацию, когда разбросанное ханаанское меньшинство по-прежнему находилось среди большинства израильтян.

Игаль Бен-Нун, «ХаАрец», М.К.

На фото: фрагмент картины Дэйвида Робертса «Израильтяне уходят из Египта» (1828).
Wikimedia public domain.

 


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend