Все больше дел будет рассматривать один судья

Комиссия кнессета по законодательству начала готовить к голосованию во втором и третьем чтении поправки к закону о судах, в соответствии с которыми будет расширен список дел, рассматриваемых одним судьей вместо трех, как это происходит сейчас.

В эту категорию предлагается внести преступления, связанные с расизмом или враждебным отношением к окружающим при отягчающих обстоятельствах; с привлечением к занятиям проституцией и выезду из государства для проституции; с удержанием в рабстве при отягчающих обстоятельствах; с эксплуатацией несовершеннолетних для занятия проституцией; с применением оружия в террористических целях.

Но депутаты засомневались — а будет ли справедлив приговор, вынесенный только одним судьей? И кто определит степень серьезности процесса для того, чтобы назначить состав суда? Есть опасение, что чем более привлекательным для СМИ окажется то или иное дело, тем больше шансов, что судья захочет рассматривать его единолично. Однако, по мнению адвоката Яшара Якоби, во многих случаях одного судьи достаточно, и в целом это ускорит процесс судопроизводства.

— Если говорить в общем, то преступление, приговор по которому может превысить 7 лет, выносится на рассмотрение окружного суда, — сказал «Деталям» Яшар Якоби. — Только там могут заседать трое судей. В мировом суде такого не бывает, за исключением рассмотрения дел политиков или других известных людей. Например, дела Либермана и Хаима Рамона в мировых судах рассматривались тремя судьями.

В принципе, на рассмотрение трех судей выносятся тяжелые преступления, наказания за которые могут превышать 10 лет. Однако в законе конкретно указаны статьи, дела по которым можно передавать на рассмотрение лишь одному судье окружного суда. Например, за хранение наркотиков не для личного пользования закон предусматривает наказание до 20 лет. То есть, казалось бы, дело должны рассматривать трое судей, но в законе указано, что достаточно и одного. А если прокуратура не хочет, чтобы за это преступление человеку дали более 7 лет, она может именно дело о наркотиках передать на слушание в мировой суд. В любом случае, будет один судья: если большое дело, то в окружном суде, если поменьше, тогда в мировом.

— Какие еще преступления могут рассматриваться подобным образом?

— Непредумышленное убийство. За это преступление максимальный срок наказания тоже может достичь 20 лет, и его тоже слушает один судья. Есть еще 329-я статья причинение увечий с целью нанести вред здоровью.  Там тоже наказание до 20 лет, и тоже один судья. Ограбление при отягчающих обстоятельствах тоже тяжелая статья, и рассматривать обвинение тоже будет только один судья.

Видите, я привел вам уже целый список, но в него не входит обвинение в изнасиловании, за которое наказание тоже может достигать 20 лет, но дело слушают трое судей. Дела об убийствах, а также большой список дел, связанных с преступлениями против государства, судьи рассматривают втроем. В том числе по статье о торговле живым товаром, по которой  сейчас хотят изменить регламент, чтобы и тут решение мог принимать только один судья.

— А зачем расширять список статей, которые может рассматривать один судья?

— Очень часто участие трех судей лишено смысла. Ведь почему дела об изнасиловании рассматриваются расширенным составом? Часто там складывается ситуация, при которой «слово против слова», и больше нет других улик. Полагаться на одного судью как-то боязно. И трем судьям предоставляется возможность высказать свое мнение, потому что человек в итоге может отправиться за решетку на длительный срок.

А в других делах факты более определенные. Например, рассматривается дело о торговле живым товаром. Девушку привозят насильно в Израиль, вот ее билет, она сама находится в зале суда. Есть определенная цепочка: как попала в страну, с кем встречалась, где работала, адреса. Конкретные факты, данные. Есть много информации, которую можно проверить. Это не та ситуация, при которой одна сторона говорит: мне дали пощечину, которая не оставила следа, а другая настаивает на том, что никакой пощечины не было!

Кроме того, в целом, давать показания перед тремя судьями гораздо тяжелее, чем перед одним. Меняется сама атмосфера, она становится более напряженной, и свидетели это чувствуют. Тем более нужно облегчить для них ситуацию в делах о торговле живым товаром.

И наконец, у прокуратуры нет никаких оснований для задержания в стране свидетелей по этим делам. Так что если они захотят уехать, то смогут это сделать. Поэтому скорость рассмотрения дел здесь играет огромную роль.

Следует учесть, что суды у нас загружены до безобразия. Собрать трех судей не всегда удается, поэтому процесс решили упростить. Оставим в стороне вопрос о том, как именно судьи принимают решения, насколько точными они бывают, но правда, что со многими делами и один судья может вполне справиться.

— Но ведь планируется распространить практику рассмотрения одним судьей на дела, связанные с террором. Тут он тоже может справиться в одиночку?

— Думаю, да. При этом, если в результате теракта убит человек, то это обычное убийство, и дело рассматривается тремя судьями. А изменят процедуру по делам о причастности к террору. Мне кажется вполне оправданным, что трое судей будут разбирать дела об убийстве, изнасиловании и преступлениях против государства, а все остальное вполне может рассматривать один судья.

Олег Линский, «Детали». Фото (иллюстрация): Моти Мильрод

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама