Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

Судьба Асада решается в Москве

Неужели Башар Асад чувствует себя столь уверено, что может позволить себе поездку в Сочи? В интервью «Деталям» Цви Маген, бывший посол Израиля в России и старший сотрудник Института национальной безопасности (INSS), сказал: «Сам факт выезда президента Сирии из страны, впервые с 2015 года, все же не следует считать показателем стабильности его положения».

— Он отправился в дружественную страну, оставив нужных людей «на хозяйстве». Вопрос в том, что будет дальше? Речь же идет о переделе Сирии, то есть определяется не только будущее его страны, но и судьба самого Асада. Его вызвали в Сочи «на ковер», чтобы определить позиции до начала переговоров России с основными игроками на этом поле — Турцией и Ираном. Сирийский президент на этих встречах присутствовать не будет. С ним побеседовали предварительно.

Кстати, поговорили и с нашим премьером. Путин консультируется со всеми, включая и Асада, и Нетаниягу, и саудовцев, и, разумеется, американцев. Спор ведется непростой, но Асад ждет решения. Может быть, с ним согласовали тот или иной вариант.

— А какие варианты тут возможны?

— Между Россией, Ираном и Турцией существуют разногласия по поводу будущего Асада. Каждый видит ситуацию по-своему, потому непонятно, о чем они договорятся.

Иранцы пока хотели бы оставить Асада, как правителя провинции их будущей империи. Они стремятся к гегемонии в Сирии, но Россия не хочет видеть Асада у власти в долгосрочной перспективе. Она вообще хочет разделить Сирию на зоны влияния, или, как минимум, на федеральные округа. Слабый президент или схожая форма центральной власти в Дамаске, при этом полная или частичная автономия регионов. Такой план обсуждается, и я не исключаю, что Нетаниягу был о нем проинформирован.

— Согласно публикации саудовского сайта «Эйлаф» — того самого, которому недавно давал интервью начальник генштаба ЦАХАЛа Айзенкот — Асада вызвали в Сочи, чтобы отчитать. Он, якобы, выделяет роль Ирана и «Хизбаллы» в происходящем и принижает российские заслуги в собственном выживании. Это саудовская пропаганда или так оно и есть?

— Я бы не исключал наличия пропагандистских элементов в тех или иных публикациях. Хотя и не стал на этой основе делать какие-то оперативные выводы. Как я уже сказал, Асад был вызван в Россию в достаточно жесткой форме, там обсуждают его будущее. Понятно, что он  фигура не самостоятельная, и вынужден сотрудничать с Ираном, а это в определенных аспектах не нравится российской стороне. Но и сам Асад не должен быть в восторге от российских видов на будущее Сирии, ведь речь идет о том, чтобы ослабить его власть. Он, видимо, позволяет себе некие критические высказывания, но делает это очень осторожно.

Я хочу напомнить, что он по-прежнему контролирует не всю территорию Сирии. В стране шли две разные войны. Гражданская война, в которой Россия активно участвовала вместе с Ираном, подходит к концу. А война с организацией «Исламское государство» еще не завершена. Хотя и в ней можно уже говорить о победе, но ведь основной удар по ИГ был нанесен не Россией, и не Асадом, а международной коалицией под руководством США! Вопрос теперь в том, что ждет освобожденные от исламистов территории, к кому они в итоге перейдут. Асад, разумеется, заявляет на эти земли свои претензии, но сам не может взять ничего, он зависит от доброй воли участников той или иной коалиции. А Израиль с интересом наблюдает за тем, как они будут распутывать весь этот клубок проблем и противоречий.

— В какой степени все-таки прислушиваются к позиции Израиля? Публикации на этот счет самые противоречивые: то нас принимают в расчет, то игнорируют, и теперь на наших границах дислоцируются чуть ли не иранские дивизии полным составом…

— Тон публикаций зависит от СМИ. К Израилю прислушиваются очень и очень внимательно — хотя бы потому, что мы может всем испортить всю игру. В этом нет сомнений ни у России, ни у кого другого. Заявляя о несогласии с решением, оставляющем Иран в Сирии, мы выражаем свое мнение о том, как должна выглядеть Сирия после войны. Да еще и Саудовская Аравия, по-видимому, сотрудничает с нами в этом вопросе, как и другие суннитские государства. У Ирана и Турции другая точка зрения, и все эти телефонные переговоры и другие контакты призваны прочертить так называемые «красные линии». Что бы ни писали на этот счет разные СМИ, но решение не может быть принято без согласия  Израиля.

Олег Линский, «Детали».Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама