«Странно, что в Великобритании подобное происходит нечасто: уровень охраны там просто ужасен»

Доктор Анна Гейхман, специалист по проблематике террора из Бар-Иланского университета, рассказала «Деталям», стоит ли доверять заявлениям ИГИЛ, и способны ли теракты, подобными манчестерскому, изменить уклад жизни в Европе.

Ответственность за теракт на стадионе в Манчестере, в котором погибли 22 человека и были ранены более 50, взяла на себя террористическая организация «Исламское государство».

— Теракт в Манчестере очень похож на то, что произошло в Париже полтора года назад. Тот же стиль, насколько сейчас возможно об этом судить, — говорит доктор Анна Гейхман. — Причем они устроили взрыв во время представления, которое в их глазах — как и прочие рок-концерты или спортивные мероприятия – является символом всего отвратительного, на что способен Запад.

В принципе, неважно, совершил ли это человек, и в самом деле состоявший в рядах «Исламского государства». Когда люди говорят, что они делают подобное во имя этой организации, то не имеет значения, кто их завербовал. Сам ли террорист приехал в Ракку и стал там одним из представителей режима, или он попал под агитацию в интернете, через Твиттер, был на связи с кем-то с территории, подконтрольной ИГИЛ… Это вторично — важно, что он сам говорит, что сделал это во имя ИГИЛа.

Поэтому стоит им верить. Имеет значение идеология, ради которой совершается теракт, важно то, что движет террористами – а не то, был ли этот теракт запланирован из центра, или вербовщик промыл мозги человеку в Лондоне, а тот уже сам придумал, как все осуществить, как будет выглядеть конкретная реализация замысла.

— Но мы знаем по Израилю, что одно дело – угнать машину или схватить нож. Другое – проникнуть на массовое мероприятие, так или иначе охраняемое, и привести в действие взрывное устройство. Для этого ведь нужен и другой психологический настрой, и определенная финансово-организационная поддержка?

— Во-первых, это не так уж сложно. Не хотелось бы подавать идеи, но меня всегда удивляло, почему подобное происходит не так уж и часто. Все охраняется просто ужасно.

Я не была, например, во Франции в последнее время, но когда я там училась и работала, то наблюдала за происходящим, и мне казалось, что любой мальчишка может что-нибудь устроить. Сейчас ситуация там немного исправилась. Разведка лучше работает, охраны больше. Но я не уверена, что в Англии они дозрели даже до французского уровня, не говоря уж о нашем, израильском.

Конечно, и в Лондоне были теракты в метро. Но ведь и в Нью-Йорке взорвали башни – кого-то это чему-нибудь научило? Действительно, произошла жуткая трагедия, и стало больше уходить средств на оборону. Но это все равно далеко от нашей ситуации, когда проверяются сумки на входе в общественные центры, а возле каждого высотного здания стоит охранник. Они еще до этого не дошли.

Более того, после терактов в Париже мне тут же позвонили французские журналисты. Их больше всего интересовало – они об этом спрашивали меня из раза в раз, и как израильтянку, и как специалиста по террору: насколько сильно сейчас начнут ущемлять права человека? Только что произошла страшная трагедия, погибли более ста человек, а они спрашивали: неужели я не понимаю, что охранники на автобусной станции ущемляют мою свободу? Я пыталась им объяснить, что моей свободе это совершенно не мешает, потому что я — не террорист, и потому что меня волнует жизнь людей вокруг меня. Я доверяю охранникам. А по мнению французских журналистов, проверяющие поставлены там для того, чтобы ущемлять свободу пассажиров.

— Однако в последнее время есть некое осознание того, что меры надо все-таки принимать. Как, на ваш взгляд, повлияет ожидаемая реализация планов Великобритании по выходу из ЕС на борьбу с террором?

— Может стать легче. Но они должны четко сформулировать, что отныне они защищают свои национальные интересы, а не какое-то абстрактное всеобщее благо. Идеологически это довольно сильное изменение, потому что все последние годы в Европе говорить о национальном, о происходящем внутри границ, считалось практически чем-то неприличным.

Кстати, когда мы говорим, что Израиль – это национальное государство, то многих это просто бесит. А теперь многим придется осознать, что эти теракты направлены именно против национального государства, против общепринятого образа жизни в этом государстве, против ценностей, которые им так дороги. Им очень быстро придется сделать вывод о том, что нападения направлены на то, чтобы помешать людям жить так, как они хотят. Атакован уклад жизни, который они выстраивали столетиями.

Никто не может сказать, что англичане и французы эти теракты заслужили. Конечно, всегда можно заявить, что англичане поддерживали американцев в Ираке, или что-то в этом роде. Но понятно, что это натяжка, и теракты направлены на разрушение того образа жизни, который сложился в данной стране.

Террористы несут разрушение и смерть ради смерти… Понимаете, психологически очень просто искать объяснения терактам. Это намного легче, чем посмотреть в глаза врагу и сказать: я тебя понимаю, и что бы я ни делал, ты все равно будешь врагом, потому что ты хочешь им быть. Когда в Европе придут  к этому пониманию — появятся какие-то решения.

Олег Линский, «Детали». Фото: Владимир Белиак. На фото — Манчестер, Великобритания

Размер шрифта

A A A

Реклама