Поселки только для евреев – не изобретение правых

Печально, но разделение общин не родилось из закона о национальном характере государства. Этот закон лишний и расистский, хотя он и отражает распространенные общественные настроения. Но разделение придумали, как раз-таки, левые.

Проверка при приеме на жительство в тот или иной населенный пункт – не проверка чисто экономическая, а такая, когда кандидат должен доказать те или иные особенности – исторически появилась в киббуцах. В киббуце в прежние времена вы могли жить лишь при условии, что придерживаетесь определенной идеологии. Раскол в киббуцах произошел, когда часть их членов поддержали МАПАЙ, а другая МАПАМ. Даже были случаи, когда распадались семьи из-за того, что один супруг голосовал за МАПАЙ, а другой – за МАПАМ.

Идея, согласно которой человек должен быть кем-нибудь или чем-нибудь, придерживаться того или иного мнения и даже быть определенного происхождения, родилась не у правых. Хороший пример: среди членов киббуцев нет арабов. И не потому, что арабы не хотели вступить в киббуцы, а потому, что их туда не принимали. Киббуцы хотели сохранить однородность, единство и сплоченность. Из-за этого в киббуцах были отдельные и замкнутые системы образования, которые лишали детей из соседних киббуцев возможности общаться друг с другом. Закрытость и ощущение элитизма родились не сегодня, это наследие аристократии сионизма.

В защиту тех, прежних киббуцев можно сказать: члены киббуца совместно владели собственностью, то есть были экономическими партнерами, а когда выбираешь экономического партнера, простительно проверить все его данные более подробно и тщательно, чем если речь идет просто о соседе. Правда, этим аргументом часто прикрывали банальный расизм. В некоторых киббуцах не принимали тех, кто не пел в общем хоре, не декламировал принятые тексты и не говорил с «нужным» акцентом. Так определенный характер киббуца сохранялся почти безукоризненно.

Киббуцное движение претерпело радикальные перемены. Теперь есть даже ортодоксы, живущие в поселках общего характера, которые прежде были киббуцами. Но киббуцное наследие не изменилось. Оправдания, которые использовались членами киббуцев раньше, используются и сейчас. Киббуцы не желают видеть у себя разнообразие общин, стараются сохранять давно определившийся характер. Они отказываются принимать людей, которые чем-то от них отличаются, и у них выработан целый арсенал отговорок: он (претендент на прием) не соответствует характеру нашей общины; он не соответствует образу жизни общины; мы – община, а он не сможет быть ее частью, потому что он мусульманин, или христианин или неважно кто. Он не станет вместе с нами отмечать праздники. И еще слова, слова, слова, цель которых – прикрыть расизм.

Чтобы фильтровать претендентов, в общинных поселках есть приемные комиссии. Что они проверяют? Только то, что могут проверить: в какой степени тот или иной претендент похож на членов комиссии. Невозможно знать, будет ли претендент хорошим соседом, станет ли надежным членом коллектива, подходит ли ему общинный образ жизни. Это очень сложные вещи, многие факторы часто меняются. Никакая комиссия не может проверить это на сколько-нибудь отдаленную перспективу. А что можно увидеть здесь и сейчас? Например, то, что претендент – араб. Это очень просто, и это позволяет немедленно отсеять его.

Расизм, к сожалению, часть государства Израиль. Закон о национальном характере государства отличный. Он отражает чувство избранности многих из граждан и поддерживает расистов как таковых.

Элит Карп, «ХаАрец» Д.Н.

На фото: строительство киббуца Ясур в Галилее. Фото: государственный фотоархив, GPO.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend