СССР – Израиль: первый разрыв

11 февраля 1953 года Советский Союз принял решение разорвать дипломатические отношения с Израилем. Поводом для этого послужил взрыв на территории советской миссии в Тель-Авиве. МИД СССР подготовил ноту, которая была вручена посланнику Израиля в Москве Шмуэлю Эльяшиву. Израильский дипломат прибыл на Смоленскую площадь в час ночи. Его принял глава советского МИДа Андрей Януарьевич Вышинский. Аудиенция длилась 7 минут. Ровно столько времени потребовалось Вышинскому, чтобы зачитать текст ноты советского правительства посланнику Израиля:

«9 февраля на территории Миссии СССР в Израиле злоумышленниками при явном попустительстве полиции был произведен взрыв бомбы, — говорилось в ней. — В результате были тяжело ранены жена Посланника К.В. Ершова, жена сотрудника Миссии А.П. Сысоева и сотрудник Миссии И.Г. Гришин. Взрывом было повреждено здание Миссии СССР. 10 февраля Президент и Министерство Иностранных дел Израиля направили Миссии СССР письма, в которых они приносят извинения по поводу совершенного злодеяния […] Однако в свете общеизвестных, неоспоримых фактов участия представителей Израиля в систематическом разжигании ненависти и вражды к Советскому Союзу и подстрекательства к враждебным против Советского Союза действиям, совершенно очевидно, что заявления и извинения Правительства Израиля по поводу террористического акта 9 февраля являются фальшивой игрой […] Провокационный характер носят не только публикуемые в печати правящих партий Израиля статьи, но и выступления в парламенте представителей этих партий и членов Правительства Израиля, в частности, выступление 19 января с.г. министра иностранных дел Шаретта, открыто подстрекающего к враждебным действиям против Советского Союза. […] Ввиду изложенного Советское Правительство отзывает Посланника Советского Союза и состав Советской Миссии в Израиле и прекращает отношения с Правительством Израиля».

Решение о разрыве дипломатических отношений вызвало в Израиле шок. Оно было воспринято как радикальный шаг, направленный на эскалацию антисемитской политики Советского Союза. Ведь взрыв в Тель-Авиве стал прямым ее следствием — он произошел менее четырех недель спустя после сообщения о начале так называемого «дела врачей».

13 января 1953 года газета «Правда» опубликовала статью «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». В ней сообщалось об аресте «врачей-вредителей», члены «банды человекообразных зверей». «Кому же служили эти изверги? — вопрошала статья без подписи. — Кто направлял преступную террористическую и вредительскую деятельность этих подлых изменников Родины?» И тут же следовал ответ: «Большинство участников террористической группы — Вовси, Б. Коган, Фельдман, Гринштейн, Этингер и другие —  были куплены американской разведкой. Они были завербованы филиалом американской разведки — международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт». Грязное лицо этой шпионской сионистской организации, прикрывающей свою подлую деятельность под маской благотворительности, полностью разоблачено. […] Все это обязывает советских людей всемерно усиливать революционную бдительность, зорко следить за происками врага. Тот факт, что группа презренных выродков из «людей науки» в течение некоторого времени могла безнаказанно орудовать, показывает, что некоторые наши советские органы и их руководители потеряли бдительность, заразились ротозейством. […] Разоблачение шайки врачей-отравителей является сокрушительным ударом по американо-английским поджигателям войны. Поймана и обезврежена их агентура. Перед всем миром вновь предстало истинное лицо рабовладельцев-людоедов из США и Англии. Советский народ с гневом и возмущением клеймит преступную банду убийц и их иностранных хозяев. Презренных наймитов, продавшихся за доллары и стерлинги, он раздавит, как омерзительную гадину».

Не только сам факт ареста еврейских врачей, но и тон сообщения газеты «Правда» вызвал серьезную тревогу в Израиле, да и во всем мире. Так советское руководство клеймило своих самых заклятых врагов. «Гнусные выродки», «человекообразные звери», «подлые изменники»… В самой Москве это вызывало содрогание у многих, и не только у евреев. Рассказывают, что в феврале 1953 года поэт Алексей Сурков сказал писателю Борису Полевому: «Когда я читаю наши газеты, мне кажется, я попал на территорию, оккупированную Геббельсом!».

19 января состоялось заседание кнессета, посвященное антисемитской кампании в Советском Союзе. Для того, чтобы принять в нем участие, премьер-министр Давид Бен-Гурион прервал свой отпуск. От имени правительства выступил министр иностранных дел Моше Шарет. «Мы возвышаем голос в защиту наших братьев, оторванных от своего народа, лишенных возможности контактировать с Государством Израиль и еврейскими общинами других стран, — провозгласил он. — Они находятся в изоляции и, возможно, не услышат нас. Но с ними связана сегодня наша тревога, мы обеспокоены их судьбой и их будущим. В Советском Союзе и связанных с ним странах суд является послушным орудием в руках власти. Но во всем мире, за исключением восточного блока, опубликованное в Москве сообщение воспринимается как ложь от начала до конца». Именно это заявление Шарета вызвало особую ярость в Кремле и удостоилось отдельного упоминания в ноте советского правительства.

9 февраля около 10 часов вечера во дворе советский миссии на бульваре Ротшильд, 26 прогремел взрыв. Три человека, упомянутые в ноте советского правительства, были ранены. Взрывной волной в здании миссии вынесло окна и двери. Материальный ущерб был нанесен и нескольким соседним домам. В ту же ночь полиция задержала 20 человек, подозреваемых в причастности к теракту. В основном, это были члены «Антикоммунистической лиги», возглавляемой Хаимом Шибером. Вскоре их всех пришлось отпустить за недостатком улик. В дальнейшем подозрение в совершении теракта пало на членов радикальной группировки «Малькут Исраэль» (Царство Израиля). Но суд, проходивший летом 1953 года в Црифине (поэтому группировку называли также «црифинское подполье»), не смог доказать их причастность к взрыву.

10 февраля правительство Израиля собралось на экстренное заседание. Давид Бен-Гурион решительно осудил теракт. Израиль принес СССР официальные извинения в связи со случившимся и выразил глубокое сожаление в связи с тем, что в результате взрыва пострадали сотрудники советской миссии.

Однако всего этого оказалось недостаточным. 11 февраля Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Израилем. Правда, в этот раз ненадолго. Как известно, вскоре после смерти Сталина «дело врачей» было закрыто, арестованные «вредители» были освобождены. Сразу же после этого, 4 апреля, Моше Шарет заявил в Нью-Йорке, что Израиль будет приветствовать восстановление дипломатических отношений с СССР. Контакты между двумя странами, направленные на достижение этой цели, быстро завершились успехом. 17 июля дипломатические отношения между Израилем и Советским Союзом были восстановлены. Они были разорваны в следующий раз после начала Шестидневной войны, 10 июня 1967 года. На этот раз для их возобновления понадобился куда более серьезный срок. Дипломатические отношения между СССР и Израилем были восстановлены под занавес существования советской империи, 18 октября 1991 года.

Борис Ентин, «Детали». 

На фото (справа) — Моше Шарет, министр иностранных дел Израиля.

Фото: Mihael Almagor — Photo Universal via the PikiWiki — Israel free image collection project, Public Domain. 

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend