Срочно требуются генералы

Выборы еще не объявлены и официально должны состояться в будущем году. Но есть политики, которые не ждут, когда объявят дату. Уже сейчас они перепахивают всю страну вдоль и поперек. Это Яир Лапид, Буги Яалон и Ави Габай. У всех троих достаточно времени на эту деятельность. Хотя все еще не закончен спор, что приносит больший эффект: личные встречи с избирателем — или обращения к ним через социальные сети и средства массовой информации.

Во всех политических кампаниях, которые возглавлял Нетаниягу – а их было шесть – он пытался взять за основу проблемы обеспечения государственной безопасности. «Перес разделит Иерусалим» — это модель 1996 года. «Арабы штурмуют избирательные участки» — это модель 2015-го. Когда это становится повесткой дня, Нетаниягу оказывается в своей тарелке, и так же он смог затушевать брошенный вызов социального протеста 2011 года.

Его политические конкуренты, Яир Лапид и Ави Габай, понимают это, и не намерены оставлять свою ахиллесову пяту неприкрытой. Оба ищут себе «генерала-спасителя». Да, в Израиле в 2018 году армейские звания ранжируются по политическому весу! Моше Кахлон тоже так думал в 2015 году, но уже решил, что не будет искать «сменного генерала» – есть Йоав Галант и это даже больше, чем нужно.

Яир Лапид похвалялся присоединением к нему бывшего заместителя главы Моссада, Рама Бен-Барака. Но этот человек с богатым опытом тайных операций остался незнаком широкой публике. Он анонимен, а к тому же кажется слишком вежливым и уравновешенным для израильской политики. Потому вряд ли найдутся избиратели, которые именно из-за него захотят отдать свой голос партии «Еш атид».

На фото (слева направо): бывший министр обороны Моше (Буги) Яалон, и бывший начальник генштаба Биньямин (Бени) Ганц. Фото: Дуду Бахар

В настоящее время на политическом горизонте видны пять генералов. Эхуд Барак, который уже был однажды главой правительства и министром обороны, не считается электоральным активом. Один из депутатов кнессета от «Сионистского лагеря» сказал: «Если я процитирую сообщения, которые получил от Ави Габая в тот день, когда Барак сказал журналисту Амнону Абрамовичу, что готов вернуться управлять государством, то Барак сможет подать в суд иск, обвинив Габая в злословии». Яир Лапид также не рассматривает всерьез эту кандидатуру.

Четверо других: Бени Ганц, Габи Ашкенази, Буги Яалон и Шауль Мофаз. У социологов уже просили выяснить, кто из них обладает большим электоральным потенциалом. Вопросы в их исследованиях варьируются от «кто наиболее популярен» до «за кого вы проголосовали бы на избирательном участке» и «кому вы больше доверяете».

Шауля Мофаза считают политиком вполне достойным, за ним не тянется шлейф старых дел. Но он завершил срок на посту министра обороны еще в 2006 году. Избирателям в возрасте от 18 до 28 лет он неизвестен. Впечатлит ли их его возможное присоединение к Лапиду или к Габаю? Скорее всего, нет.

Единственный, кто заявил о своей предвыборной кампании – это Яалон. Различные исследования почти не оставляют ему места, но он надеется, что отношение к нему кардинально изменится, когда он представит свой список. Но в том-то и вопрос: кто захочет присоединиться к списку, который пока ни в одном опросе не проходит электоральный барьер? По этой причине имя Буги тоже упоминают в списке не отдельного кандидата, а «правой руки» (в буквальном смысле слова) Лапида или Габая.

Пока что наиболее привлекательной остается кандидатура Бени Ганца. Возможно, потому, что это самый «свежий политический товар», по сравнению с остальными – ведь он ушел из армии всего три года назад. А может, потому, что имя его не фигурировало ни в каком уголовном расследовании, и сам он не изрекал противоречивых заявлений. Суд над Азарией, нападки на Айзенкота, эскалация обстрелов из Газы – все это его миновало.

Несколько недель назад Ганц, в редком для него политическом заявлении, подтвердил, что действительно собирается вернуться. Но не уточнил, в какую сторону смотрит. Межпартийный шоппинг – это не изобретение Ганца. Как поступали уже многие старшие офицеры до него, Ганц, вероятно, примет решение в последнюю минуту. Когда станет известна дата выборов. Выбор «куда» зависит, видимо, и от того, что покажут опросы на момент принятия решения. И важно помнить: пока что Ганц популярен потому, что еще не прыгнул в это политическое болото. Никто не сможет предсказать, как изменится общественный настрой по отношению к нему, когда против него начнет работать пропагандистская машина «Ликуда». А эта машина, как уже было доказано в прошлом, становится безжалостной, получив команду «фас».

По той же причине легко представить, что ждет Габи Ашкенази, если в какой-то момент он решится ступить на политическое минное поле. Он считается популярным. Все до сих пор вспоминают фотографии, на которых десятки солдат провожают его, уходящего из Министерства обороны. Он выглядит способным повергнуть любого кандидата. И, возможно, он пока сохраняет низкий профиль из-за непрекращающегося «дела Арпаза». Он доволен своим местом в фонде РАШИ, и пока осторожно отмечает, что политическая жизнь его не манит. Это заявление тоже пройдет проверку на достоверность, когда будет объявлено о проведении следующих выборов.

На фото (слева направо): Шауль Мофаз, Эхуд Барак. Фото: Эмиль Сальман

Но, так или иначе, суть в следующем: когда в очередной раз премьер попытается уйти в излюбленную «зону комфорта» и попытается построить свою кампанию на вопросах безопасности (а тут много идей, от «Ирана в Сирии» до «ИГ в Синае»), он может столкнуться с конкуренцией со стороны двух отставных генералов самого высокого ранга, один из которых будет вторым номером у Лапида, а другой – вторым номером у Габая. Лапид и Габай сделают все, чтобы не остаться с пустыми руками. Они захотят дать бой, и ответят на любой лозунг, сценарий или вызов, который изобретет Нетаниягу.

Остается вопрос: какую карту разыграет Нетаниягу? Вновь строить игру на вопросах обеспечения безопасности против двух отставных генералов будет уже не так просто. Но если опросы будут показывать негативный результат, Нетаниягу может вытащить еще один козырь из рукава: «Это – моя последняя кампания, мой последний срок». Если он убедится, перепроверив заранее, что это выигрышная карта – то без колебания использует ее. Ведь уже было доказано, что обещания не обязательно выполнять.

Ярон Декель, «Либерал». Фото: Нир Кейдар. 

На фото: Габи Ашкенази

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend