Спорный митинг на площади Рабина

Сколько человек пришло 4 ноября, на исходе субботы, на тель-авивскую площадь Рабина? Точных цифр еще нет, но полиция и организаторы митинга уверены, что там собрались десятки тысяч людей.

Как бы то ни было, шумиха вокруг спорного митинга сделала свое дело. Всего год-два назад его хотели отменить из-за отсутствия общественного интереса. Вечером 4 ноября выяснилось, что интерес достаточно велик, чтобы даже 22 года спустя после убийства Ицхака Рабина спорить о значении  Рабина и его убийства для израильского общества. Но спорить без пистолета, что было адекватно отражено в лозунге: «Да — полемике,  нет — подстрекательству».

На этот раз на трибуне не было политиков  ни левого, ни правого лагеря.  Целью было собрать больше народа из обоих лагерей под девизом «Помним, мы — один народ». Удалось ли это? Частично удалось. На митинг пришел министр сельского хозяйства Ури Ариэль (Еврейский дом) и депутат кнессета Йехуда Глик (Ликуд), возглавляющий движение «Радетелей Храмовой горы». После митинга Ариэль написал на своей странице в «Твиттере»: «Рабин был главой правительства для всех нас. Этот митинг — национальное событие. Единство народа важнее, чем когда либо». А Глик сказал: «22 года назад убили главу правительства. И мы собрались здесь, чтобы этого больше никогда не случилось. Мы не можем позволить ненавистникам победить. Я хочу верить, что с тех пор мы изменились».

Значит ли это, что митинг «поправел»? Это было в планах. А в субботу вечером освистали председателя совета поселения Эфрат в Гуш Эционе Одеда Равиви, ставшего «белой вороной» среди синих маек с надписью «Помним, мы — один народ». Но он все же успел сказать главное: «Хватит искать то, что нас отличает — надо искать то, что нас объединяет».

Ранее организаторы сообщили, что выступит Эстер Брот из поселения Офра, но накануне объявили, что ее выступление отменено после скандального интервью в радиопрограмме «Кальман-Либерман» корпорации «Кан», где она заявила, что полемика в обоих лагерях привела к убийству Рабина, и еще: «Игал Амир — йеменский еврей. Так можно обвинить всех йеменских евреев в убийстве Рабина».

По словам одного из участников, «нельзя пытаться затушевать ту кампанию подстрекательства ради фальшивого единства». Именно это и направило на организаторов митинга огонь жесточайшей критики левого лагеря.

Выступавший генерал запаса ЦАХАЛА Амнон Решев из движения «Командиры — за безопасность Государства Израиль» сказал, что «Израилю не страшны никакие внешние угрозы. Намного страшнее внутренние, связанные со спорами о будущем Иудеи и Самарии. Характер этих споров может привести к гражданскому расколу».

А в выступлении основателя движения «Даркейну» (Наш путь), полковника запаса ЦАХАЛа Коби Рехтера прозвучало новое понятие — «умеренное большинство», которое, по его словам, можно найти даже среди поселенцев Иудеи и Самарии, восстающих против экстремистов. Даже среди ультраортодоксальных евреев, есть люди, выступающие против фанатизма и мракобесия. К последним относится еще один из участников — Йехуда Меши-Захав, призвавший израильтян к примирению и уверенный, что «все зависит только от нас».

Бывший глава Мосада Шабтай Шавит коснулся в своем выступлении личности Ицхака Рабина, вспомнив, что это был настоящий государственный муж, напрочь лишенный  личных и партийных интересов, который ни разу не использовал сконцентрированной в его руках огромной власти главы правительства и министра обороны ни на одну цель, кроме государственной.

Бывший председатель партии «Авода» и бывший министр обороны Амир Перец сказал: «Я был здесь 22 года назад и все видел. Как держали Рабина и вносили в машину. Организаторы митинга допустили очень большую ошибку, исключив политическую тему. В будущем году наша партия позаботится о том, чтобы это был политический митинг».

Среди пожилых людей и ветеранов былых политических битв особое внимание привлекали молодые люди, родившиеся после 4 ноября 1995 года. Для них Ицхак Рабин можно найти часть далекой истории, которую, кстати, по непонятной причине, не изучают в школе. Убийства Рабина нет в школьной программе, а в учебнике истории он упоминается, как один из глав правительства и не более того. Так что у школьников может сложиться превратное впечатление, что, уйдя на пенсию, Рабин скончался в преклонном возрасте. Те, кто в субботу пришли на площадь, узнали, что все было не так. Площадь заменила им школьную программу, а ораторы — учебник истории.

Главное, что за 22 года Ицхака Рабина не забыли. Как и его убийцу, отбывающего пожизненный срок.

Что же касается попытки устроить аполитичный митинг, в  Израиле она всегда обречена на неудачу.

Р.Р.

фото Максима Рейдера

Размер шрифта

A A A

Реклама