Левые отбросили знамя социальной борьбы

Недавно я встретился с учащимися на курсах допризывной подготовки. Начались обычные споры о территориях и арабах, о том, кого считать патриотом, и кто больше отдает и помогает армии – верующие или светские. Когда они спросили мое мнение, я сказал, что тема патриотизма мало волнует тяжелобольного человека, который остается один на один со своими проблемами, и никто о нем не заботится. Я знаю много таких случаев. Я спросил будущих новобранцев, почему в такой богатой стране, как Израиль, есть люди, которые должны выбирать между едой и лекарством. Может быть, мы будем спорить об этом?

В комнате воцарилась тишина. В большинстве таких курсов, как и в системе образования в целом, культивируют любовь к Эрец-Исраэль, и это, действительно, чудесно, но как насчет любви к человеку? Мы одержимы национальной гордостью и честью государства, но какая честь у нас, если мы пренебрегаем беспомощными людьми? Об этом почти не говорят с учащимися в Израиле, и это не случайно.

Большим политическим достижением Биньямина Нетаниягу стала нейтрализация социальной политики. У правых это несложно, там тон задают лидеры «Еврейского дома»,  которые открыто поклоняются экономической отсталости и социальному эгоизму. Но левые тоже преуспели. Они находятся в плену ложной веры, согласно которой знамя социальной борьбы недостаточно привлекательно для электората. Левые фактически поступились этим знаменем в борьбе с правыми.

Социальная черствость не характерна исключительно для элиты. Так, колумнистов «ХаАрец» призывают высказаться по данной проблеме только, когда точно знают, что они станут насмехаться над теми или иными эпизодами социальной борьбы.

Например, Гидон Леви назвал протест сексменьшинств «борьбой избалованных», протест у дома генпрокурора – «борьбой трусов», а социальный протест 2011 года – «бегством».

Великий грех этих протестов, по мнению Леви,  это как бы уклонение от проблемы оккупации и дискриминации арабов. По Леви любой, кто не выступает против них, занимается «маргинальной борьбой». Для Нетаниягу удобно, чтобы споры в обществе касались только арабо-израильского конфликта и чтобы никто не спрашивал, кто извлекает выгоду из этой конфронтации и продолжает богатеть.

Гади Тауб, новая звезда правых, восхваляет национализм, как центр стремлений масс, «стационарный статус». Его термины оригинальны, но идея стара. Таков всегда путь националистов: «объединить народ», запугивая и подстрекая против разного рода «инаких» и «внутренних врагов», чтобы разрушить социальную солидарность. Кому это выгодно? Немногим в ущерб большинству.

Единственный раз за долгий срок правления Нетаниягу, когда он действительно боялся потерять власть, это – период социального протеста в 2011 году. Сотни тысяч вышли на улицы, чтобы бороться за жилье и образование, против дороговизны существования, — знаете, такие тривиальные вопросы, вроде бы не самые главные в нашей жизни. Это ахиллесова пята правых: у них есть политика углубления разрывов и укрепления господства капитала, но с этим трудно прийти к населению. Подстрекательство против арабов гораздо удобнее. Вопрос в том, почему левые так легко поступились знаменем социального протеста.

Социальная борьба – это не уход от сложных проблем. Те, кто стоит на социальной арене, сталкиваются с огромными силами, которые стремятся сокрушить профсоюзы, приватизировать здравоохранение и образование, и получить больше преимуществ для высших слоев. Отказ от социальной борьбы – это серьезный моральный просчет. Кроме того, социальный мотив может существенно помочь в борьбе с демоном расизма, которого взращивают правые. Нет левого лагеря, который «не социален», если только эти левые не маскируются под кого-то другого.

Нисан Горовиц, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Моти Мильрод.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend